Николай Троицкий (nicolaitroitsky) wrote,
Николай Троицкий
nicolaitroitsky

Category:

Посты сквозь годы. Удивительные миры Джона Донна

Предыдущий пост сквозь годы
Что тут скажешь? Я там написал всё, что мог. Попробовал что-то проанализировать, сформулировать. Получилось слабовато.
Зато соприкоснулся с великой поэзией.
Инджой

Пятиминутка поэзии. Джон Донн

9 ноября 2011 года

Джон Донн - один из самых-самых любимых моих поэтов. Я уже посвящал ему отдельный пост. Повторю, в основном, то, что я там писал.
Донн - современник Шекспира. Как и многие поэты-метафизики, он был священником. Хотя это вовсе не явствует из его стихов.
Образность Донна - напряженная, необычная, сопрягающая несовместимые понятия и явления, не имеет аналогов. Мир его усложнен и мрачновато-эротичен. Хотя есть и легкие, гармоничные стихи и даже песенки, но, в основном, это тяжелая поэзия, сквозь неё приходится продираться.
На мой взгляд, оно того стоит - открываются удивительная вселенная, полная страсти, но при этом парадоксально технологичная.
Сочетание непривычное, диковинное. И современники дивились, а потомки долго шарахались и не понимали. Зато в ХХ веке интерес к Джону Донну возродил его "духовный наследник" Т.С.Элиот, ну а затем испытал его влияние и много его переводил наш Иосиф Бродский.
Одним стихотворением тут не отделаться, да и двумя-тремя. Но я начну с одного из самых характерных - The Apparition, то есть "Призрак".

Давайте его послушаем


И еще


The Apparition

When by thy scorne, O murdresse, I am dead,
And that thou thinkst thee free
From all solicitation from mee,
Then shall my ghost come to thy bed,
And thee, fain'd vestall, in worse armes shall see;
Then thy sicke taper will begin to winke,
And he,whose thou art then, being tyr'd before,
Will, if thou stirre, or pinch to wake him, thinke
Thou call'st for more,
And in false sleepe will from thee shrinke,
And then poore Aspen wretch, neglected thou
Bath'd in a cold quicksilver swear wilt lye
A veryer ghost than I;
What I will say, I will not tell thee now,
Lest that preserve thee; and since my love is spent,
I'had rather thou shouldst painfully repent,
Than by my threatenings rest still innocent.

Отсюда, там и комментарии на английском языке
Русский перевод. Оценивать его не хочу, по-моему, Донна мог конгениально переводить только Иосиф Бродский
Но вот вам:
статья и стихи в переводе Г.Кружкова
еще статья со стихами
Стихи по-английски. Много
Продолжение следует. Обязательно. Это только начало знакомства

Пятиминутка поэзии. Джон Донн. Продолжение

10 ноября 2011 года

A Valediction: Forbiding Mourning. Прощание, запрещающее печаль.
Пожалуй, одно из самых сильных стихотворений Джона Донна. И самых характерных для его поэтики: напряженная необычная образность, технологичность метафор, поразительная конфигурация фантазий, родственная, как я вдруг понял - или мне показалось - с композициями художников ХХ века, прежде всего с Сальвадором Дали. И острая религиозность при всем при том.

Послушаем





A Valediction: Forbiding Mourning

As virtuous men pass mildly away,
And whisper to their souls to go,
Whilst some of their sad friends do say,
"Now his breath goes," and some say, "No."

So let us melt, and make no noise,
No tear-floods, nor sigh-tempests move;
'Twere profanation of our joys
To tell the laity our love.

Moving of th' earth brings harms and fears ;
Men reckon what it did, and meant;
But trepidation of the spheres,
Though greater far, is innocent.

Dull sublunary lovers' love
— Whose soul is sense — cannot admit
Of absence, 'cause it doth remove
The thing which elemented it.

But we by a love so much refined,
That ourselves know not what it is,
Inter-assurèd of the mind,
Care less, eyes, lips and hands to miss.

Our two souls therefore, which are one,
Though I must go, endure not yet
A breach, but an expansion,
Like gold to aery thinness beat.

If they be two, they are two so
As stiff twin compasses are two ;
Thy soul, the fix'd foot, makes no show
To move, but doth, if th' other do.

And though it in the centre sit,
Yet, when the other far doth roam,
It leans, and hearkens after it,
And grows erect, as that comes home.

Such wilt thou be to me, who must,
Like th' other foot, obliquely run ;
Thy firmness makes my circle just,
And makes me end where I begun.

Перевод А. М. Шадрина

Прощание, запрещающее печаль

Души смиреннейшей в ночи
Ухода люди не услышат:
Так тих он, что одни "почил"
Промолвят, а другие - "дышит".

Расстаться б так вот, растворясь
Во мгле,- не плача ни о чем, нам;
Кощунством было б тайны вязь
Предать толпе непосвященной.

Земли трясенье устрашит:
Обвалу каждый ужаснется,
Но, если где-то дрогнет ширь
Небес, ничто нас не коснется.

Так и любовь потрясена
Земная - и не вспыхнет снова -
Разлукой: подорвет она
Ее столпы, ее основы.

А нам, которые взвились
В такую высь над страстью грубой,
Что сами даже 6 не взялись
Назвать...что нам глаза и губы?

Их тлен союз наш не предаст,
Уйдут они, - но не умрет он:
Как золота тончайший пласт,
Он только ширится под гнетом.

И если душ. в нем две, взгляни,
Как тянутся они друг к другу:
Как ножки циркуля они
В пределах все того же круга.

О, как следит ревниво та,
Что в центре, за другой круженьем,
А после, выпрямляя стан,
Ее встречает приближенье.

Пусть мой по кругу путь далек
И клонит долу шаг превратный,
Есть ты - опора и залог
Того, что я вернусь обратно

Пятиминутка поэзии. Джон Донн. Продолжение-2

12 ноября 2011 года

The Flea. Блоха. Такое вот простое название, но что там внутри!
На такие метафоры, на подобную образность, на сам ход мыслей был способен один только Джон Донн. Ни одному поэту в мире до и после не пришло бы в голову столь прихотливая идея.
Это и есть поэзия барокко, хотя, впрочем, на такие образы не осмеливались другие, тоже замечательные, да даже гениальные, английские поэты-метафизики, как их принято называть.

Давайте послушаем стихотворение




MARK but this flea, and mark in this,
How little that which thou deniest me is ;
It suck'd me first, and now sucks thee,
And in this flea our two bloods mingled be.
Thou know'st that this cannot be said
A sin, nor shame, nor loss of maidenhead ;
Yet this enjoys before it woo,
And pamper'd swells with one blood made of two ;
And this, alas ! is more than we would do.

O stay, three lives in one flea spare,
Where we almost, yea, more than married are.
This flea is you and I, and this
Our marriage bed, and marriage temple is.
Though parents grudge, and you, we're met,
And cloister'd in these living walls of jet.
Though use make you apt to kill me,
Let not to that self-murder added be,
And sacrilege, three sins in killing three.

Cruel and sudden, hast thou since
Purpled thy nail in blood of innocence?
Wherein could this flea guilty be,
Except in that drop which it suck'd from thee?
Yet thou triumph'st, and say'st that thou
Find'st not thyself nor me the weaker now.
'Tis true ; then learn how false fears be ;
Just so much honour, when thou yield'st to me,
Will waste, as this flea's death took life from thee.
Отсюда, там еще раз послушать можно
Перевод Иосифа Бродского, в самом начале
Tags: гениальное, литературное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments