Николай Троицкий (nicolaitroitsky) wrote,
Николай Троицкий
nicolaitroitsky

Category:

Пост сквозь годы. О прекрасном русском поэте

Предыдущий пост сквозь годы
Не всё ж заграничными поэтами заниматься. Надо и про своих, родных, отечественных не забывать.
Вот небольшая зарисовка, посвященная прочитанной книге стихов и очерков русского поэта Константина Случевского.
Для тех, кому незнакома сия фамилия - тут его стихи, они не все равнозначные, но это, как правило, настоящая поэзия.
А вот что я пиал.

Константин Случевский. Два слова и три гроша

26 сентября 2011 года

Константин Случевский. По Северо-Западу России. Очерки
Кто не знает, кто не слышал, что существует так называемый девятый вал, гораздо более крупный, чем все остальные. Может быть, это и так, может быть, это подтверждает и наука, но простому, ненаучному наблюдателю это кажется немного иначе.
Самые судорожные, самые неожиданные вздрагивания и колебания, захватывающие дух, испытывает судно вовсе не от видимой волны. Если вы смотрите на эти надвигающиеся, изредка перебитые шеренги их, вы приблизительно верно определяете, в какую сторону и насколько накренит вас.
Но вот, совершенно неожиданно, без всякого предупреждения, на полпути уже совершающегося накренения в одну сторону качнет вас с титанической силой в другую, вы как будто куда-то глубоко опуститесь и как-то очень высоко поднимитесь, вас повалит вбок, вас как бы потянет опрокинуться.
Нет никакого сомнения в том, что это сделала волна, но отнюдь не та, видимая, хотя бы и девятая, а какая-то другая, идущая глубоко под волнами, какое-то суммирование этих волн, сила, не имеющая вида, очертания, имени, но бесконечно бОльшая всех остальных!


Вправо, по довольно далеким, отступившим назад от общей линии побережья, изможженным глыбам, в черные непроглядные щели их, на совершенно лысые, округленные лбы, со всей мощью ударяла океанская волна, вкатываясь высоко, и едва-едва имела время сбежать вниз, так как за нею шла новая волна, и эта опять лезла, подбирая, подлизывая остатки прежней, и скатывалась сама, подбираемая третьей.

Ледовитый океан при ярком солнечном свете обладает богатыми красками; разрезываемая клипером вода цвета зеленого, выступающего с особенной яркостью, благодаря безусловной белизне пены, расстилающейся по ней кружевом; дальше, там, где, по-видимому, волн больше, где они пестрят своими несчетными гребнями, становящимися за далью как бы малыми гребешками, и наконец исчезают, эта искрящаяся зелень переходит в глубокую синь, в сильнейший аквамарин.
На самом горизонте на севере этот аквамарин сгущается в одну могучую бархатную черту, проведенную гигантской рукой живописца, как бы сказавшего этим: "тут небо, тут водное пространство; никогда им не не смешиваться!".
И голубое небо, как оно ни лазурно, не переходит заветной бархатной черты глубочайшей сини водной пучины, способной, как люди, на страсти, на страдания и на великие радости.


Константин Случевский - замечательный русский поэт второй половины XIX века, его "тяжелый стих", трудный, часто дисгармоничный, лишенный звонкой напевности, но глубокий и иногда очень сильный, был плохо понят современниками.
Тупые "революционные демократы", губители талантов, числили Случевского срели реакционеров, тем паче, что он занимал высокие должности и, например, сопровождал великого князя Владимира Александровича в поездках по Русскому Северу и глубинке как официальный журналист (был в пуле, если перефразировать на современный лад). Но эти людишки, позор нашей литературы, ничего в поэзии не понимали. Зато их "творчество" давно умерло, представляет лишь чисто исторический интерес, а стихи Случевского живут и будут жить.

Как и его чудесные очерки. Это не "проза поэта", это блестящая путевая публицистика, где Случевский не только великолепно описывает пейзажи и рисует картины природы, но и дает исчерпывающие социально-экономические характеристики тем регионам, через которые пролегает его путь. В том числе не скрывает удивительный русский бардак и разгильдяйство, мешающие развитию Севера... Тут всё как было в 80-е годлы позапрошлого века, так и осталось. Это грустно и неизбывно, увы.
Мне особенно любопытно было читать очерки потому, что я тоже побывал в тех местах - и в Мурманске, и в Кеми, и на Соловецких островах. Вот и прочитал. Теперь не могу решить, что читать дальше...
Tags: литературное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments