Николай Троицкий (nicolaitroitsky) wrote,
Николай Троицкий
nicolaitroitsky

Categories:

Мой ретро-фотовернисаж. Таганка и вокруг

Предыдущие фотографии
Оказавшись возле театра на Таганке, немного порефлексировал, повспоминал. Потом использовал это в мемуарах и где-то еще.
Воспроизведу как есть

Таганка. Лирическое

30 июля 2011 года

Оказался недавно возле театра на Таганке. Не мог не сфотографировать это историческое место, очень многое было связано с ним в молодости. Сам театр я не очень любил, стиль Юрия Любимова никогда не был мне близок. Конечно, политические аллюзии и "фиги в кармане" привлекали внимание, но на этом не может держаться искусство. Театр Любимова, конечно, держался не только на этом, но он был насквозь режиссерский, актеров, как правило, низводили почти на уровень марионеток, болванчиков.
Во многих спектаклях это не мешало, хотя и там отдельные актеры выделялись на общем фоне. Но когда Любимов пытался браться за Чехова или Достоевского - материал категорически сопротивлялся, и ничего хорошего не выходило, кроме эпизода из "Трех сестер": когда появлялся Вершинин с авоськой с продуктами, сестры Прозоровы радостно спрашивали его "Вы из Москвы?!", и публика аплодировала - видела четкий намек на современную им ситуацию, когда в провинции были пустые полки в магазинах, а продукты везли из Москвы. Бедный Чехов, он такой тупой агитки не заслуживал.

Но были в театре на Таганке и яркие исключения из правил. Там я успел увидеть живьем на сцене Владимира Высоцкого, хотя, увы, ни на одном из его концертов не был. А вот в театре видел и Гамлета, и Вишневый сад, где он играл всегда, и в главной роли в юбилейном спектакле Добрый человек из Сезуана (хотя в этой роли он уже почти не появлялся), и дважды в Преступлении и наказании, где Высоцкий невольно превратил своего Свидригайлова в главного героя.
Помню, как увидел Высоцкого впервые, еще до спектакля, я стоял перед окошком администратора в ожидании пропуска, а он вошел в кабинет изнутри, тоже за пропуском или билетом для кого-то. Небольшого роста, коренастый, крепко сбитый, ощутимо мускулистый, скромный, лишенный всякого апломба. Таким он мне запомнился.
Актером Высоцкий был своеобразным. Не классическим, не традиционным. Он творил на сцене свой собственный, отдельный, поэтический театр, однако Любимов и Эфрос в "Вишневом саде" умели внедрить этот индивидуальный, глубоко личный спектакль в ткань постановки так, чтобы он не выпадал из ансамбля. Ну а "Гамлет" Высоцкий превращал просто в моноспектакль, остальные герои бродили по сцене бледными тенями, и единственным достойным "партнером" принца Датского был занавес, элемент декорации, гениально придуманный Давидом Боровским и Любимовым, безусловно...
Вот он, исторический Театр Драмы и Комедии, как он официально назывался, с двух немного разных ракурсов



О феноменальных для 1980 года похоронах Владимира Высоцкого я уже написал. Сейчас прочитал и понял, что мне добавить нечего

Таганка. Ночи, полные огня

30 июля 2011 года

Вход в новое здание театра на Таганке. Сфотографировать его было очень сложно. И вход, и само здание, и зрительный зал - безумной сложной конфигурации, скособоченные враскоряку.
Высоцкий не дожил до открытия новой сцены. Любимов не смог воспользоваться, был лишен гражданства. В результате осваивать сцену и зал вынужден был новый главный режиссер, Анатолий Эфрос.
Он пришел на Таганку, на место - "свято место" - Юрия Любимова под свист и ругань "прогрессивной общественности", которая и довела, вместе с кучкой несмирившихся актеров, Эфроса до инфаркта. Не хочу никого осуждать. У всех была своя правда. "Прогрессивная общественность" и кучка актеров типа блюли принципы. Аполитичный Эфрос просто хотел работать

Этот театр Эфросу не слишком подходил. Всё было чуждо - и труппа, и сцена, и традиции. Однако он справился. И даже освоил неудобную, скособоченную, угловатую сцену. Вместе со зрительным залом.
О зале я вспомнил не зря. Потому что пришел смотреть эфросовскую премьеру - "На дне" Горького. Я уже был не студентом, а аспирантом, но в театр по билетам не ходил, только по пропускам, без мест. В первом акте свободных мест не было, я и встал тихо, у стенки, а рядом оказалась симпатичная девушка.
Спектакль получился неплохой, местами даже блистательный. Вот только мы не знали, что Эфрос решил освоить не только сцену, но и зрительный зал. В лучших таганковско-брехтовско-любимовских традициях. И по проходу мимо нас все время пробегали горьковские персонажи. А нам с девушкой приходилось вжиматься в стенку, вернее, не так: мне - в стенку, а ей - уже в меня. Вжиматься. Как-то так само собой получилось. Она не возражала. Второй акт мы уже провели в комфорте в партере, так как уходившие зрители в антракте оставили нам билеты. Ну а о дальнейших актах я промолчу из приличия.
Помню, что я вспоминал строки из популярной блатной песни: "Таганка, все ночи, полные огня"...

А вот вход в новое здание, который неожиданно навеял все эти воспоминания


С добрым утром!

31 июля 2011 года


Церковь Николая Чудотворца, что на Болвановке, то есть у Таганских ворот.
Местное название: Николо-Болвановская церковь...
Tags: личное, мемуар, театр
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments