Николай Троицкий (nicolaitroitsky) wrote,
Николай Троицкий
nicolaitroitsky

Categories:

Посты сквозь годы. Про Иоганна-Вольфганга нашего Гёте

Предыдущие посты сквозь годы
Никогда не поздно что-либо узнать и прочитать. Вот я на старости лет наконец прочитал книгу Эккермана "Разговоры с Гёте". Хотя была она у меня дома издавна, и даже в двух экземплярах. Но всё руки не доходили.
Летом 2011 года дошли. Вот и результат - аж целый триптих постов

Заполняю пробел

8 августа 2011 года

Johann Peter Eckermann. Gespräche mit Goethe in den letzten Jahren seines Lebens. Эккерман. Разговоры с Гёте.
Со стыдобищей признаюсь, что до сих пор не читал. Вот так! Дожил до бог знает каких преклонных лет, так и не прочитав эту книгу. Да если бы только эту...
Но надо заполнять пробел, зияющую лакуну, дыру в образовании, чем я сейчас и занимаюсь.

Самого Гёте я как раз читал, и прозу, Вертера, Вильгельма Мейстера (правильнее Майстера), а Фауста и стихи не просто читал, много-много раз перечитывал, причем, в основном, по-немецки, хотя Фауста очень люблю читать как билингву, сравнивая гениальный оригинал с двумя русскими переводами, один из которых настолько же конгениальный, насколько вольный, бесконечно далеко отстоящий от автора, я имею в виду Пастернака.
А некоторые стихи, например, Мариенбадскую элегию (кому интересно, найдет добротный первод Вильгельма Левика) перечитываю почти еженедельно.

Но вот, наконец, добрался и до Эккермана. Пока могу только сказать, что он сам - очень хороший писатель. Умеет писать увлекательно. И очень интересный человек - самоучка из бедной семьи, сам себя сделавший, и всю жизнь заполнявший зияющие лакуны в своем образовании, своего рода немецкий Ломоносов, правда, без столь буйного разнообразия талантов. Так ему сам Гёте советовал не разбрасываться, а заниматься тем, что у него получается лучше - литературной критикой прежде всего

Говорит Гёте

12 августа 2011 года

Эккерман. Из разговоров с Гёте
Все великое и разумное пребывает в меньшинстве. Мы помним министров, которым равно противостояли народ и короли, так что великие свои планы им приходилось осуществлять в одиночку. О том, чтобы разум сделался всенародным, мечтать не приходится. Всенародными могут быть страсти и чувства, но разум навеки останется уделом немногих избранников.

Местоположение Петербурга - непростительная ошибка, тем паче, что рядом имеется небольшая возвышенность, так что император мог бы уберечь город от любых наводнений, если бы построил его немного выше, а в низине оставил бы только гавань.
Один старый моряк предостерегал его, наперед ему говорил, что население через каждые семьдесят лет будет гибнуть в разлившихся водах реки. Росло там и старое дерево, на котором оставляла отметитины высокая вода. Но все тшетно, император стоял на своем, а дерево повелел срубить, дабы оно не свидетельствовало против него.
Согласитесь, что в подобных поступках личности столь грандиозной есть нечто непонятное. И знаете, чем я это объясняю?.. Петр Великий, желая повторить любимый Амстердам своей юности, построил столицу в устье Невы


Забавные легенды о Петре, кстати. Правда, между посещением Амстердама и основанием Санкт-Петербурга пяти лет не прошло, так что это не впечатления юности, но старик Гёте в целом прав. Да и вообще мудрец был, и гениальный поэт при том - редчайшее сочетание

Эккерман/Гёте

15 августа 2011 года

Думаю, что это одна из главных и лучших книг всех времен. За все народы говорить не буду, но для нас, европейцев - это фундаментальное произведение.
Как часто бывает, первоначальная судьба книги была плачевна. Тупые современники, клерикалы и радикалы нихрена не понимали в творчестве и личности Гёте, не поняли они и эту книгу. Эккерман - несчастнейший из смертных, но и счастливейший тоже.
Один из величайших людей дарил его своей дружбой, хотя в остальном одаривал скуповато, все гении отличаются особенно нестерпимым эгоизмом, и талантливый литературный критик, блестящий стилист принес в жертву гению собственное дарование, да и всё свое существование. Эккерман нуждался почти всю жизнь, 11 лет из-за бедности не мог жениться на любимой женщине, да так и скончался в нищете и безвестности.
Зато подарил нам эту книгу, что важнее, если рассуждать sub specie aeternitatis. Впрочем, сам Эккерман именно так и рассуждал.

Книгу он создал великолепную, отлично выстроенную, увлекательную, не отпускающую читателя ни на минуту. Он показал живого Гёте во всем его величии и заблуждениях, вроде "учения о цвете", очень странной и даже забавной теории, которой уделено немало места в книге, как немало места уделял этой своей придури великий поэт, прозаик и мыслитель.
Надо еще обязательно упомянуть конгениальный перевод Наталии Ман и умное, содержательное предисловие Вильмонта, умудрившегося почти обойтись без идеологических довесков, да их можно не читать

Что еще говорить? Лучше я процитирую рассуждения самого Гёте на вечно актуальную тему "С кем вы, мастера культуры?" Да ни с кем! С самими собой, если это на самом деле мастера

Мы, люди новейшего времени, скорее склонны повторять вслед за Наполеоном: политика и есть рок. Поостережемся, однако, вместе с нашими современными литераторами говорить, что политика — это поэзия, или хотя бы подходящая тема для поэта. Английский поэт Томсон написал превосходное стихотворение о временах года и прескверное о свободе, и не потому, что поэту недостало поэтичности, ее недостало теме.

Ежели поэт стремится к политическому воздействию, ему надо примкнуть к какой-то партии, но, сделав это, он перестает быть поэтом, ибо должен распроститься со свободой своего духа, с независимостью своего взгляда на мир и, напротив, натянуть себе на голову дурацкий колпак ограниченности и слепой ненависти.

Как человек и гражданин поэт любит свою отчизну, но отчизна его поэтического гения и поэтического труда — то доброе, благородное и прекрасное, что не связано ни с какой провинцией, ни с какой страной, это то, что он берет и формирует, где бы оно ему ни встретилось. Поэт сходствует с орлом, свободно озирающим страны, над которыми он парит, и ему, как и орлу, безразлично, по земле Пруссии или Саксонии бежит заяц, на которого он сейчас низринется.

Да и что значит — любить отчизну, что значит — действовать, как подобает патриоту? Если поэт всю жизнь тщился побороть вредные предрассудки, устранить бездушное отношение к людям, просветить свой народ, очистить его вкус, облагородить его образ мыслей, что же еще можно с него спросить? И как прикажете ему действовать в духе патриотизма? Предъявлять поэту столь неподобающие и нелепые требования — все равно что настаивать, чтобы командир полка, как истинный патриот, принимал участие в политических реформах, пренебрегши своими прямыми обязанностями. Но ведь отечество полкового командира — его полк, и он может быть отличным патриотом, не вмешиваясь в политические дела, или лишь постольку, поскольку они его затрагивают; пусть же все свои мысли и попечения он направляет на вверенные ему батальоны, обучает их, держит в порядке и повиновении, чтобы, когда отечество в опасности, они сумели за него постоять.

Я ненавижу плохую работу как смертный грех, но всего более — плохую работу в государственных делах, так как от нее страдают тысячи и миллионы людей. Я не слишком интересуюсь тем, что обо мне пишут, но многое все же до меня доходит, и я знаю: как бы трудно мне ни приходилось в жизни, вся моя деятельность в глазах целого ряда людей ровно ничего не стоит, потому что я наотрез отказывался примкнуть к какой-либо политической партии. Чтобы угодить этим людям, мне следовало заделаться якобинцем и проповедовать убийство и кровопролитие! Но ни слова больше об этом скверном предмете, не то, борясь с неразумием, я сам в него впаду
Tags: гениальное, чтение
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments