Николай Троицкий (nicolaitroitsky) wrote,
Николай Троицкий
nicolaitroitsky

Посты сквозь годы. Про Достоевского

Предыдущий пост сквозь годы
Ненавижу, когда писателей (да и вообще художников) объединяют поротно-повзводно в некие пятерки-десятки-сотни, чушь это собачья. Только индивидуальный подход возможен.
Для меня есть один писатель, из всех, русских, нерусских, каких угодно. Это Федор Михайлович Достоевский. Он стал частью меня, частью моей жизни, к нему я обращался, обращаюсь и буду вновь и вновь обращаться...
Не рассказывайте мне о его человеческих слабостях, не ваше дело! Речь о писателе, о литературе. И если вы чего-нибудь в ней не понимаете, то лучше промолчите, сможете за умных сойти.
Ну и вот

Лытдыбр XIX века

8 мая 2011 года

Федор Михайлович Достоевский. Дневник писателя
Герцен не эмигрировал, не полагал начало русской эмиграции; нет, он так уж и родился эмигрантом. Они все, ему подобные, так прямо и рождались у нас эмигрантами, хотя большинство их не выезжало из России. В полтораста лет предыдущей жизни русского барства за весьма малыми исключениями истлели последние корни, расшатались последние связи его с русской почвой и с русской правдой.

Герцену как будто сама история предназначила выразить собою в самом ярком типе этот разрыв с народом огромного большинства образованного нашего сословия. В этом смысле это тип исторический. Отделясь от народа, они естественно потеряли и бога. Беспокойные из них стали атеистами; вялые и спокойные - индифферентными. К русскому народу они питали лишь одно презрение, воображая и веруя в то же время, что любят его и желают ему всего лучшего. Они любили его отрицательно, воображая вместо него какой-то идеальный народ, - каким бы должен быть, по их понятиям, русский народ.

Этот идеальный народ невольно воплощался тогда у иных передовых представителей большинства в парижскую чернь девяносто третьего года. Тогда это был самый пленительный идеал народа. Разумеется, Герцен должен был стать социалистом, и именно как русский барич, то есть безо всякой нужды и цели, а из одного только "логического течения идей" и от сердечной пустоты на родине.

Он отрекся от основ прежнего общества, отрицал семейство и был, кажется, хорошим отцом и мужем. Отрицал собственность, а в ожидании успел устроить дела свои и с удовольствием ощущал за границей свою обеспеченность. Он заводил революции и подстрекал к ним других и в то же время любил комфорт и семейный покой
.
Отсюда, можете читать
К стыду своему, только сейчас читаю. Как-то прошло мимо меня, хотя, видимо, дело в том, что в сером правдинском собрании сочинений Достоевского, которое я прочитал всё от корки до корки, а многое и не по одному разу, "Дневника писателя" почему-то нет. Вот и...
Ну что ж, лучше поздно, чем никогда.

Еще Достоевского

23 мая 2011

На сей раз фильм.
Сначала о хорошем. Это, конечно, Евгений Миронов. Можно долго упражняться в эпитетах, но я бы просто сказал так: он убеждает. Да, я верю, что это ОН, со всеми его метаниями, слабостями, грехами, неуравновешенностью на грани безумия и гениальностью. Последнее "сыграть" не просто особенно трудно, а невозможно. Это можно только показать изнутри. Евгений Миронов умеет.
Какой-нибудь Безруков, тоже неплохой актер, этого не умеет, его Пушкину-Есенину нельзя поверить, ему бы в Бригадах всяких играть, а на гениев не замахиваться, фуфло получается.
А Евгений Миронов умудряется быть достоверным, даже в невероятных предлагаемых обстоятельствах этого фильма. Думаю, сам Достоевский одобрил бы.

Теперь о плохом. А это - всё остальное. Тупой примитивный текст, дубово-суконные коллизии, никаких художественных образов, одни функции.
Строго говоря, и главный герой - функция, но Миронов частично преодолевает это за счет вложенного в его уста текста самого Достоевского, а частично... Как-то так делает, что не так уж важно, что именно он говорит.
У других ничего подобного не получается.
В общем, такой же примитивный, посредственный фильм, как и все байопики такого рода. Исключения бывают, но крайне редко

Еще о "Достоевском"

24 мая 2011

Мысль эта пришла ко мне еще вчера, и я еще больше в ней укрепился: Евгений Миронов в Достоевском играет Солженицына.
Оттого такой тембр голоса (хотя, возможно, у Федора Михайловича такой глухой, с хрипотцой голос и был, не знаю, да и неважно), отсюда и многое другое.
Ничего удивительного, с Солженицыным Миронов был знаком, они общались, а Достоевский - это далекое прошлое.
По-прежнему очень хорош только Е.Миронов. Фильм, конечно, примитивный, слабенький, сценарий посредственный до серости, метафоры лобовые, скучные...
Но смотреть можно

Достоевского досмотрел

26 мая 2011

Такое впечатление, что к последним сериям надорвались все. Впрочем, режиссура и до того была плоха и примитивна, лобовая образность, на удивление тупые казенно-суконные диалоги, что с Тургеневым, что с Некрасовым, вернее с куклами, на которые наклеены эти ярлычки.
Но к концу надорвался и Евгений Миронов. Устал преодолевать всю эту бесконечную вампуку.

После третьей серии многих пуристов возмущала постельная сцена с красоткой Ольгой Смирновой, так актрису зовут, а кого она играла, неважно. А вот мне очень жаль, что таких постельных сцен в фильме больше не было. Хоть как-нибудь бы развлекли.

На моё отношение к Достоевскому этот телевизионный опус не повлияет. Но и пользы от него воспитательной - ровным счетом никакой. Куда больше толку от экранизаций романов, их после этого хоть кто-то прочитал

ЖЖ Ф.М.Достоевского

20 июня 2011 года

То есть, Дневник писателя. Дочитал. Хлесткое заглавие придумал не я, а langobard, он умный и креативный, он умеет.

Достоевский входит в Большую тройку моих любимых русских писателей, наряду с Чеховым и Андреем Платоновым (Пушкин стоит особняком вообще, а число моих любимых русских поэтов в тройку не вмещаются, их намного больше). Это так, для большей понятности.
Читал я и залпом, и с удовольствием, но далеко не все страницы.
Очень утомили меня ура-патриотические фрагменты, связанные с русско-турецкой войной 1877-78 года, и рассуждения о "славянском братстве", которые, кстати, завершаются пророческой мыслью, что "славянские братья" обязательно нас предадут. Но до того, как я дочитал до этой мысли, я кое-что пропускал, грешным делом.
Как и отдельные размышления Федора Михайловича на темы международной политики. Они резонны, разумны, иной раз весьма любопытны, но, как говорится, "любим мы его не за это". Я, во всяком случае - точно

То, за что я люблю Достоевского, в Дневнике писателя тоже есть, и этого даже гораздо больше. Несколько рассказов (Бобок, Кроткая, Сон смешного человека), знаменитая речь о Пушкине (удивительно глубокая и интересная), воспоминания о писателях-современниках, о судебных процессах, о детских домах, о других социальных вопросах. Я рад, что всё это прочитал целиком в полноте, потому что отдельные отрывки читал и раньше. Это фундаментально важно и интересно.

Два соображения. Оказывается, Достоевский очень хорошо знал мировую и особенно русскую литературу, превосходно в ней разбирался и понимал цену и значимость, например, даже тех писателей, с которыми резко расходился во взглядах - Тургенева и Льва Толстого, хотя последнего он недооценивал все-таки, ну да то было взаимно.
И неприятно сильное впечатление производит суд присяжных того времени (1873-1881 годов), который самым беспардонным образом оправдывал омерзительных преступников. Понятно, что такова была реакция на предшествующие годы полной бессудности. Но в России никогда не хотят ни в чем знать меру
Tags: зомбоящик, литературное
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments