July 11th, 2021

Михоэлс

Еврейское счастье


Режиссер Алексей Грановский, создатель Еврейского театра. В главной роли сам Соломон Михоэлс. Но мне не понравилось, честно говоря. Фильм в принципе сделан профессионально, для 1925 года даже хорошо, есть ярие запоминающиеся кадры. Автор титров - Исаак Бабель.
Но Михоэлса режиссер заставляет изображать эдакого "еврея из анекдота". Нет там полноценного образа, характера, хотя мог бы быть.
Герой МИхоэлса Менахем-Мендл - еврей-бедняк, вечно крутящийся в поисках заработка, точнее - источника существования. Он затевает торговлю, пытается работать шадхеном - профессиональным устроителем свадеб, но ничего у него толком не получается, кругом провалы и фиаски (знаю, знаю, но мне так хочется написать!). Он не унывает, снова и снова начинает погоню за "счастьем". Из этого можно было бы сделать великолепную трагикомичесую роль, но... На сей раз не получилось, я считаю. Настоящего актера Михоэлса тут не видно, к сожалению.
А зо хан вэй
Collapse )
Мое кино
Репин

Моя галерея. Альберт Бенуа

Предыдущий герой

Разведу здесь семейственность. Альберт Николаевич Бенуа - старший брат Александра Бенуа, а также был женат на старшей сестре его жены, но потом они разошлись, так как Альберт Бенуа был очень большим жизнелюбом в самых разных ипостасях и направлениях.
Кроме того, он был замечательным акварелистом младший брат всегда отдавал ему должное в этом жанре.
Здесь и многое показано, и о нём рассказано. Здесь тоже многое показано.
Здесь некоторые его работы
Collapse )
Моя картинная галерея
с грузом

Пост сквозь годы. Куча стройных женских ног

Предыдущий пост сквозь годы
В продолжение этой темы
Всё с того же предновогоднего мероприятия. Еще некоторое количество фотографического материала. Не обращайте внимания на одинаковые заголовки.
Итак
Collapse )
затяжка

Скончалась Марина Вирта


Узнал я об этом скорбном событии с опозданием, подробности не знаю. Опять потянулась "бесконечная цепь непривычных потерь", как я писал когда-то. Утрата за утратой, вокруг возникает могила за могилой, понимаешь, что вот так же жизнь может оборваться в любой момент, а что там будет, не ведает никто из ныне живущих.
Марина Ильинична Вирта, в девичестве Шапиро. Как написал знавший ее намного ближе evgeny_minin, она была замужем за сыном известного писателя Николая Вирта (4 Сталинские премии), который гнобил невестку, вследствие чего они переехали в Питер. Муж Марины умер от опухоли мозга. Сложная судьба была у поэтессы.... Годы ее жизни 1945 - 2021...

В 2013 году, разбирая полки, я нашел книгу стихов Марины, которую она надписала и подарила мне 16 декабря 1987 года, и написал об этом.
Дальше
Collapse )
Тургенев

Небольшая порция Тургенева

Обнаружил у себя и прочитал четыре рассказа Ивана Сергеевича Тургенева, которого я заново узнаю, принимаю и "приветствую звоном щита".
Рассказы очень разные. Два первых - с элементами общественно-политической тематики, Тургенев всегда ею интересовался, а у нас при всех режимах эта тематика остается актуальной.
Пунин и Бабурин. Любопытен один из заглавных героев Бабурин (не путать с однофамильцем, нынешним кругломордым полусоциалистом-полупатриотом Сергеем Бабуриным), он вечный "оппозиционер духа", стихийный петрашевец, свободолюбец и "республиканец", и аккурат в 1849 году, когда Николаю Первому повсюду чудилась "революционная зараза", залетевшая с Европы, Бабурина арестовывают, но потом отпускают и только ссылают в Сибирь (хотя в ту пору на каторгу отправляли за вящие пустяки), когда же случается манифест 1861 года об отмене крепостного права, он реагирует неожиданным образом: прославляет царя-батюшку! Да на радостях простужается и умирает.
Часы. Короткий рассказ про историю с зигзагообразными перипетиями. Действие отнесено к 1801 году, отец одного из героев тоже находится в ссылке в Сибири, тольо отправлен туда Павлом, после убийства которого оттуда возвращается и устраивает яркую неожиданную развязку.
И два мистических, "фантастических" опуса - Сон и Рассказ отца Алексея. В 70-е годы Тургенев такое любил, так сказать, в стиле Эдгара По. Читается хорошо, но к лучшим произведениям писателям я бы эти рассказы не относил