March 17th, 2021

С бокалом вина

Анна Татанджело

Предыдущий повтор

Anna Tatangelo. Итальянская поп-певичка. Типа наших резиновых изделий, но чуть поживее. Спела популярную песню Bastardo. Название в переводе не нуждается, я думаю. Есть еще у нее песня Ragazza di Periferia, то есть, девушка с периферии. "Лимитчица" на итальянский лад. А вот похожа Аннушка больше всего на Кристину Орбакайте.


Collapse )
Феллини

Fellini — Satyricon. Сатирикон


Режиссер Федерико Феллини. Я уже пытался один раз посмотреть, но не выдержал, слишком много было педерастии в фильме, два молодых человека делят мальчика, которого "любят", и всё такое прочее. Но теперь я стал более закаленным, повидал - в кино - и не такие извращения. Тем более, Феллини был абсолютно нормальным мужчиной, в отличие от некоторых своих не менее прославленных гениальных коллег, причем и они не пропагандировали свою ориентацию, даже наоборот, в их фильмах гомосексуализм был признаком гибели, распада, гниения, а то и попросту кошмара расчеловечивания ("Гибель богов", " Смерть в Венеции", "Сто дней Содома" бррррр).
Феллини не сосредотачивается на этой теме, не ковыряется в пороках и извращениях, коих в этом фильме немало, есть и гермафродиты, и нимфоманка, и даже людоедство: согласно завещанию одного богача, его наследники должны съесть его труп. Это похуже педерастии, честно говоря.
В целом это картина-фантасмагория, каковые Феллини создавал периодически, в них действие развивается по законам сна, а не реальной действительности, как в "Восьми с половиной" или "Джульетте и духах", а потом в "Казанове" и "Городе женщин".
Однако в данном случае это почти сплошь сны с эротической подкладкой. Загадочное фрагментарное произведения автора, которого принято отождествлять с Петронием Арбитром (был такой знатный римлянин, сенатор, покончивший с собой по приказу Нерона, о нём пишет Тацит), даёт немало пищи для такого эксперимента. Бессвязные отрывки романа, к сожалению, сгинувшего в пучине веков, позволяют выстраивать самые диковинные интерпретации и конструкции, а Феллини в тот период увлекался учением Юнга о коллективном бессознательном... Что и привнёс в кинокартину. Хотя там есть немного социальной тематики: место художника в разложившемся и зажравшемся обществе ничуть не изменилось с древнеримских времен, ну а пир Тримальхиона, вольноотпущенника-нувориша - это всегда и везде актуальная сатира, в полную силу она звучит и здесь, это лучший фрагмент фильма.
Снято, как всегда, превосходно, порой неожиданно, красиво и ритмично, в такт музыке Нино Рота, форма потрясающая, но по содержанию не очень интересно. Или даже очень неинтересно, уж простите. Это, конечно, не шутка гения, не провал и не неудача, но нечто проходное и не магистральное в наследии моего любимого кинорежиссера.
Еще
Collapse )
Мое кино
Сигара

Очень хорошо!

Музыка Алексея МАЖУКОВА, Слова Дмитрия УСМАНОВА. Попса попсяная и распопсовая, да еще Пугачиха исполняла. Именно такЪ - Пугачиха, потому что это вопиющая пошлость, недостойная Аллы Пугачевой, талантливой певицы и умной женщины. А вот для Пугачихи - в самый раз


Collapse )
Легкая музыка
Мгновения классики
Колпак

Советские мультфильмы. Бабушкин козлик

Предыдущий мультфильм
Фильм-сказка для взрослых

Режиссёр Леонид Амальрик
Автор сценария Феликс Кривин
Художники-постановщики Надежда Привалова, Татьяна Сазонова
Художники-мультипликаторы Владимир Арбеков, Рената Миренкова, Ольга Столбова, Татьяна Таранович, Фёдор Хитрук, Борис Бутаков, Галина Баринова, Александр Давыдов, Галина Золотовская, Сергей Дёжкин
Оператор Михаил Друян
Композитор Никита Богословский
Звукооператор Николай Прилуцкий
Текст от автора Эммануил Каминка
Роли озвучивали
Козлик — Юлия Юльская
Бабушка — Елена Понсова
Волк с жёлтыми глазами — Анатолий Папанов
Волк с красными глазами — Николай Граббе
Волк с зелёными глазами — Георгий Вицин

Collapse )
Back to USSR
Мир советских мультфильмов
Сигара

Мой ретро-фотовернисаж. Столица духовная и бездуховная

Предыдущие фотографии
Всё как обычно. Виды и ракурсы, ничем не связанные промежду себя.
Вперёд

Москва духовная. Храм мученика Трифона

5 января 2018 года


Был там ввечеру. Мыльница моя в темноте работает отвратительно, поэтому съемка плохая. Но какая уж есть.
Храм скромный, какой-то, прости Господи, "катакомбный". В таких маленьких церквях я давно не был. Но это не имеет значения. Храм очень древний для Москвы.
А зачем я там был - мое личное дело.
Еще пофотографировал в темноте
Collapse )
портрет

Пост сквозь годы. Он был певец прекрасных дам

Предыдущий пост сквозь годы
Но воспевал их кистью и мольбертом. Натаниэль Зихель, прекрасный немецкий художник, которого в России знают только специалисты, да и то далеко не все.
Vorwärts!
Collapse )
Примаков

Сергей Лавров. Брутально-обтекаемый министр

Предыдущий портрет

Еще один персонаж из официоза. Лоялистам может не понравиться, но тут уж я ничем помочь не могу.

Для тех, кто с трудом воспринимает на слух
Collapse )
Мой канал на Ютьюбе: https://www.youtube.com/channel/UCHBHaeV5aUch5E6eQpl2LxA?view_as=subscriber

Поэтические чтения
Моя портретная галерея
Маркс

"То, чего не было". Хотя это было

"То, чего не было" - название романа, который написал Борис Савинков, известный эсер-террорист и талантливый литератор, под псевдоним В. Ропшин. У него есть и другие книги, "Конь вороной" я читал, когда мы в свое время впервые в СССР опубликовали эту повесть в "Неделе", отрывками, естественно. Там речь идет уже о Гражданской войне после 1917 года
Здесь - о "террорной работе" (их термин) боевой организации эсеров, они же Партия народной воли, в 1905-1907 годах. Вышел роман в 1911-12 годах.
Книга замечательная по нескольким причинам. Прежде всего, она отлично написана. Савинков-Ропшин обладал несомненным литературным талантом. Литературные критики той поры показали себя кромешными безмозглыми идиотами (как, собственно, практически все критики везде и всегда, за редкими исключениями), они упрекали автора во "вторичности" по отношению к Льву Толстому.
Да, Савинков не Толстой, и он в чем-то вторичен - в стилистических приёмах прежде всего, хотя я бы не преувеличивал этот фактор. Но абсолютная первичность содержания, я бы даже сказал: аутентичность изображенных коллизий и переживаний героев в этих коллизиях куда важнее, интереснее, глубже и значительнее этой пресловутой вторичности.
Савинков писал о том, что он очень хорошо знал - о буднях боевой организации, и на баррикадах декабрьского мятежа 1905 года в Москве, и затем, когда они вновь перешли к тактике индивидуального террора, а заодно к грабежам и разбойным нападениям, "экспроприациям", которыми, как известно, не брезговали и большевички.
Эсеры были честнее, но и кровавее, жёстче (поэтому мне, откровенно говоря, ничуть не жаль, что их уничтожили после 1917 года, там уж такая была "жаба гадюку", что дальше некуда). Г-н Савинков активно участвовал во многих кровавых событиях. Строго говоря, он был единственный боевик-террорист, обладавший литературным талантом, чем особенно ценен для истории, и отнюдь не только истории литературы.
Герои его романа не автобиографичны, скорее всего, хотя это вопрос сложный и неоднозначный. Главные герои романа, братья Болотовы, как и некоторые их соратники по борьбе за "землю и волю", постоянно мучаются и терзаются моральными дилеммами: хорошо ли, правильно ли убивать? Отвечают на этот вопрос положительно, продолжают убивать, а потом снова терзаются.
Вроде бы чисто русская ситуация, еще Иоанн Грозный, прозванный за жестокость Васильевичем, любил попеременно грешить и каяться. Однако эсеры покаянием не занимаются, они просто постоянно ищут и находят оправдания своим убийствам.
Как мне показалось, для автора подобной моральной дилеммы не существовало. Не случайно Савинков-Ропшин ограничивается монологами и потоками сознания (в зачаточной форме, в стилистике Льва Толстого) персонажей. Он не выстраивает подробные обоснования эсеровского террора, не показывает "зверства царизма", да и не рассказывает о них, только вскользь упоминает, ну и встречающиеся на страницах романа жандармы и их прихвостни не вызывают ни малейшего сочувствия. Они или мерзкие, или, в лучше случае, жалкие, в отличие от террористов, явно положительных героев с точки зрения автора.
Однако тем не менее... Савинков все-таки был не только убийцей и революционером, но и писателем, и есть в описании одного из терактов безумно трогательный фрагмент:
"Две окровавленные лошади, запутавшись в постромках, бессильно бились на мостовой. Одна молодая, почти жеребенок, с полуоторванным искалеченным крупом, с обожженными клочья-ми мяса, припав мордой к камням и вздрагивая израненным телом, тяжело дышала боками. Другая, приподымаясь, и падая, и вытягивая длинную шею, пыталась встать на колени, и из брюха ее горячей струей текла кровь".
Вот эта гибель молодой лошадки, почти жеребенка - к чертовой матери убивает весь пафос оправдания и воспевания революционного насилия.
Да, если хотите, это вроде знаменитой "слезинки ребёнка", тем более, что и дети гибли и калечились в борьбе за "землю и волю", которую в результате победители не получили, как известно, и были сами истреблены, да не только эсеры, но и большая часть поголовья большевиков, доживших до 30-х годов, и поделом. Вот только перед тем они прямо и косвенно уничтожили столько невинных человеческих жизней, что до сих пор сосчитать не могут. Или не хотят.

Ну и еще немного фрагментов, на удивление актуальных уже сегодня. Сразу же вспоминается белоленточная и поднавальная публика. Тем более, что престарелый Шендерович напрямую повторяет молодого Пушкина: "твою погибель, смерть детей с жестокой радостию вижу" в отношении Путина. Ну, это уже история повторяется в виде фарса.
Итак
Collapse )