April 18th, 2020

Багратион

Зураб Соткилава

Предыдущий повтор

Зураб Лаврентьевич Соткилава, выкладывал в день его 80-летия. Увы, его больше нет с нами, Царствие ему Небесное.
Конечно, он не забыт, это просто название рубрики, всего лет 30-40 назад был ведущим тенором Большого театра, правда, вторым, после великого Владимира Атлантова. Но и Соткилава обладал красивым, изящным голосом и превосходно пел в свое время.

Хосе. Кармен

Collapse )
Легкая музыка
Мгновения классики
Дассен

Les Bonnes Femmes. Милашки


Режиссер Клод Шаброль. Его фильмы той поры - 1960 год и вокруг - якобы принадлежат к так называемой "новой волне". Я эту французскую "новую волну" и всякую годаровщину терпеть не могу, так как в ней есть только форма, но нет ни смысла, ни содержания. Посмотрел этот набор легких этюдов ни о чем, и забыл.
Шаброль - совсем другое дело. Он взял эту форму и наполнил ее содержанием. Горьким, трагическим, саркастическим, ироническим - как в этом фильме про четырех очаровательных девушек и, мягко говоря, весьма сомнительных мужчин, которые их по-разному домогаются. А они, дурочки, не знают, что с этим делать, не умеют противостоять. Становятся жертвами, иногда в буквальном смысле. Потому что не знают жизни.
Нет, они не порочны (хотя нельзя сказать, что непорочны), они всего лишь в меру легкомысленны, наивны, и вообще-то ищут любви. Поиски эти заводят их не на те тропинки.
Но, хоть это совсем не детектив, я не хочу пересказывать сюжет, иначе смотреть не так интересно. А фильм затягивает, засасывает. Пресловутая форма "новой волны" выдержана блистательно.
Актрис и актеров я совсем не знаю, но они хороши. А две относительно главные героини прелестны. Мне кажется, что слово "милашки" тут не совсем уместно, но другое придумать не могу, да это неважно.
Еще
Collapse )
Мое кино
Victory

Владимир Васильев - 80


Владимир Викторович Васильев. Гений Балета. Величайший танцор ХХ века. Много еще можно употребить самых ярких и восторженных эпитетов и характеристик. Как балетмейстер он таких высот не достиг, хотя и старался. Как менеджер - не знаю, не владею информацией.
Но это неважно, он остался навек в истории Искусство Танца и Театра, а не просто балета, потому что не просто высоко прыгал и эффектно крутился на сцене, это у многих получается, а создавал полнокровные художественные образы героев. За одного только Спартака можно памятник ставить.
Да что тут попусту буквы рассыпать...

Спартак

Collapse )
Легкая музыка
Мгновения классики
затяжка

Памяти Владимира Гершуни


Владимир Львович Гершуни
Это в принципе тоже из серии Постов сквозь годы, но я решил выложить отдельно. С Гершуни я познакомился в самом начале 90-х, когда работал в еженедельнике "Мегаполис-Экспресс" первой инкарнации, еще общественно-политической. Он заходил к нам в редакцию, в отдел политики просто так, помнится подарил моей маленькой дочке большого игрушечного красного петуха. Чудесный был человек, не чета разным прочим диссидентам.
Ну а потом...

Когда-то, давным давно, у меня был такой пост
Collapse )
И вот недавно я нашел еще интереснейшие материалы про Гершуни.
Привожу целиком. Там есть что почитать и чем восхититься.
Между прочим, описанное там состояние зэка в психушке очень похоже на сегодняшние ощущения в коронавирусном карантине без права выхода на свежий воздух...
Collapse )
В куртке

Мой ретро-фотовернисаж. Очень ближнее Подмосковье

Предыдущие фотографии
Административно это даже Москва, если я не ошибаюсь. Но расположено за МКАДом, так что все-таки правильно я назвал.

Banlieue de Moscou. Картинки

7 октября 2015 года


Это - сегмент, сектор или, как модно теперь выражаться, кластер в промежности, разделяющей Москву и город Люберцы. То есть, административно это или тот город, или другой, а фактически ни то, ни сё, пригород, suburb, banlieue. И виды тут такие же - межеумочные
Collapse )
Дед Мороз

Посты сквозь годы. Какая гадость это ваше "Сало"

Предыдущие посты сквозь годы
После этого я перестал читать современную российскую литературу (вчера сделал исключение для Яхиной и ее Зулейхи). При том, что Владимир Сорокин - писатель, и явно талантливый. Но лучше бы его не было.
Под катом будет в том числе ненормативная лексика - в стихотворении, сочиненном г-ном Сорокиным и стилизованном под Пастернака, прости Господи.
Короче, вот
Collapse )
затяжка

Моё завещание. Глава 12. ЦАТСА. Продолжение

Одиннадцатая глава

Фильм-спектакль театра Советской армии "Белая Палатка".

Про команду актеров-военнослужащих и театр Советской армии я могу вспоминать бесконечно и написать еще много. Вот еще несколько беглых штрихов, зарисовок, портретов.
Collapse )
На скамеечке

Гузель Яхина. Зулейха открывает глаза


Хотя я принципиально не читаю современную российскую литературу, по многим причинам, излагать которые здесь не буду в целях экономии места, я сделал исключение и прочитал это произведение. Слишком уж мощный начался срач, правда, по поводу сериала, снятого по этой повести (или романа?), но сериал я смотреть не буду, это немыслимо. Хватит с меня книги.

Тему "клеветничества" то ли на быт и нравы татарской деревни, то ли на "Великую историю Великой страны" (брррр) обсуждать не буду. В этнических вопросах я не специалист, хотя не понимаю, на что обиделись национально озабоченные татары, обычные деревенские нравы, в русских деревнях было примерно то же самое, только религия другая, но это несущественные различия.
Что касается коллективизации, то недоумки, которые сомневаются в том, что она сопровождалась вот такими ужасами, пусть прочитают "Поднятую целину" Шолохова, которого никак не назовешь "клеветником" и "антисоветчиком". Там всё это описано, да посильнее, пожалуй.
Вот и перейдем к чисто литературной, художественной стороне дела.
Collapse )
В принципе, если говорить совсем серьёзно, на мой взгляд, невозможно создать высокохудожественную прозу из тех обстоятельств и перипетий, которые писатель не пережил лично, не испытал на собственной шкуре. Не знаю таких примеров в истории литературы.
Без этого в лучшем случае получается имитация, пусть порой и очень хорошо сделанная. Как это вышло у Гузель Яхиной и её Зулейхи, открывающей глаза.
Понятно, что на современном безрыбье, на удручающем фоне полного оскудения литературы и такая имитация производит впечатление шедевра.