April 14th, 2020

Пуччини

Зиновий Бабий

Предыдущий повтор
Зиновий Иосифович Бабий, с ударением на последнем слоге.
Этот украинский и белорусский оперный и камерный певец (драматический тенор) в самом деле давно и прочно забыт. Он недолго прожил, всего 49 лет. Скончался в 1984 году. И вскоре даже самым испытанным любителям музыки стало не до того, чтобы слушать оперу и вникать в тонкости голосоведения драматическими тенорами. Увы.
Но сейчас - самое время вспомнить

Каварадосси

Collapse )
Пират

Точка, точка, запятая


Режиссер Александр Митта. Лирический фильм про школьников. В центре фильма - непутёвый парнишка, который плохо учится, всё время смотрит в окно на уроках, потом связывается с дурной компанией (после чего ненадолго становится популярным в классе), но параллельно пытается заниматься спортом, а в финале помогает классу выиграть эстафету. И из непутёвых становится путёвым.
Есть еще девочки, одна хорошенькая задрыга (как называла моя мама таких девиц), другая - серьёзная и тихая, с которой у парнишки складываются сложносочиненные отношения.
Есть еще Юрий Никулин - папа героя, на удивление незаметный и не запоминающийся.
Всё это - как-то эскизно, этюдно, пунктирно, "импрессионистично", не выстроено, недоформулированно. Вроде бы фильм снят о становлении характера подростка, да сам этот становящийся характер какой-то амбивалентный, нечеткий, расплывчатый. Как и вся эта симпатичная кинокартина.
Зато есть отличная музыка Геннадия Гладкова и песенки на стихи Юлия Кима, это в фильме самое лучшее.
Еще
Collapse )
горнист

Надземный переход


Тут урабнизд Варламов, он же zyalt, которого коронавирус заставил заткнуться, долго вещал, что подземные переходы - зло и надо, дескать, заменить их наземными и надземными.
Чем они лучше, понятия не имею
Кутузов

Торжественная увертюра «1812 год»

Автор Пётр Ильич Чайковский.
Соч. 49 — оркестровое произведение в память о победе России в Отечественной войне 1812 года. Пользуется популярностью в мире из-за эффектного звучания и важности событий 1812 года для Европы и Америки. В исполнении участвуют колокола, в финале предусмотрены пушечные залпы
Откровенно говоря, я не люблю это произведение. Мне не нравится и не близка его помпезность, пышность и высокопарность. Но это гениальная музыка, перешагнувшая все границы и пределы эпох.
Эта монументальная, программная пьеса написана для исполнения большим составом симфонического оркестра с прибавлением группы ударных, больших колоколов и подвешенного барабана, употребляемого в оперных оркестрах для изображения пушечных выстрелов, а также группы инструментов военного оркестра (по желанию).

Дирижирует Юрий Темирканов

Collapse )
Колпак

Советские мультфильмы. Приключения Мурзилки. Выпуск 1

Предыдущий мультфильм
Первый мультфильм о приключениях специального корреспондента Мурзилки.

Авторы сценария: Олег Эрберг, А. Каранов, Николай Эрдман
Режиссёры: Евгений Райковский, Борис Степанцев
Композитор — Юрий Левитин
Художник-постановщик — Анатолий Савченко
Операторы: Екатерина Ризо, Н. Соколова
Звукооператор: Борис Фильчиков
Художники-мультипликаторы: Фёдор Хитрук, Вадим Долгих, Виктор Лихачёв, Фаина Епифанова, Татьяна Фёдорова, Татьяна Таранович.

Collapse )
основной

Мой ретро-фотовернисаж. Оттенки Красного Октября

Предыдущие фотографии
Микрорайон такой, где раньше была фабрика с таким советским названием, а в наши дни там поселились хипстеры. Впрочем, что рассказывать, проще показать

Охота за Красным октябрем

23 сентября 2015 года

Есть такой боевик, и книга, и фильм.
А вот фотографические вариации на эту тему
Collapse )
Victory

Пост сквозь годы. Блистательный артист

Предыдущий пост сквозь годы
И ветеран. Дай Бог ему здоровья, особенно в эти страшные дни, когда люди теряют свои человеческие свойства.
Александр Ширвиндт. Это я выкладывал, когда Артисту исполнилось 80 лет. Пришлось еще немного обновить подборку. Все слова остаются в силе
Collapse )
Me again

Моё завещание. Глава 8. ГИТИС. Разное

Седьмая глава

"Моя любовь на первом курсе" Наташа Давыдова, теперь Гутман (по мужу), ныне проживающая постоянно в Израиле, и две мои однокурсницы Рузанна Мартиросян и Нина Карпова. Фото сделано в январе 2016 года. Мы продолжаем встречаться и общаться.

Прежде, чем переходить к продолжению мемуаров, хочу сделать несколько маленьких добавок в ту часть, что посвящена моей институтской, студенческой поре.
Collapse )
Необязательные мемуары
Свиреп

Homo homini coronavirus est

Люди не осознают, что весь этот карантин ведёт к необратимым изменениям психики.
Я даже не имею в виду стремление найти неких конкретных "виноватых" в усилении эпидемии: пресловутых "шашлычников", богатеньких из Куршавеля и прочих заграниц, толпы гастарбайтеров.
Понятно, что они внесли свой вклад в распространение заразы, но, увы, "ширится, растет заболевание" независимо от этих частных случаев, развивается по своим законам.

Я о другом, и сужу по себе. Я стал шарахаться от людей на улице и в магазине, воспринимаю их как угрозу, "скопление" 3-4 человек мне кажется чем-то ненормальным. А когда в Ашане увидел десятки (не сотни) людей в одном помещении, то содрогнулся.
И это я, с моим скепсисом и внутренним стремлением к независимости от массовых мнений и веяний, с пониманием, что это особый случай, экстраординарный, а также с реальным ощущением опасности.
Но и меня уже забрало, захватило паническое состояние этой "войны всех против всех", homo homini coronavirus est, что хуже, чем lupus из латинской поговорки.

У меня нечто подобное уже было. Давно, в октябре 1993 года. Просидев целый день под огнём в Белом доме, я потом чуть ли не неделю инстинктивно боялся подходить к окнам, даже дома; машинально вычислял, какая стена комнаты безопаснее, поможет защититься от обстрела.
Это было легчайшее, преходящее проявление постфронтового синдрома, афганского, вьетнамского, чеченского, да какого угодно.

Тогда мне хватило одного дня. А теперь прошло уже 20 суток, и всё продолжается, и нет этому конца. А пройдет месяц, два месяца, страх въестся в мозг, стремление избегать сближения с людьми дойдёт до автоматизма. Раздробление, массовое отчуждение, атомизация станут всеобщими и повсеместными.
Я хотя бы в состоянии рефлексировать и сопротивляться стадному чувству, которое неизбежно насаждается со всех сторон.
А большинство об этом не задумываются. Растёт дикая массовая фобия сродни агорафобии (боязни открытого пространства), уж не знаю, как это называется в психологии, когда ЧУЖОЙ воспринимается как потенциальный источник заразы, угрозы.
Вот самое страшное последствие коронавируса, и тут невозможно обозначить "виноватого".

Да, существуют бирюки-нелюдимы, мизантропы, для которых карантин даже комфортен. Но мы все, по всему миру, станем такими, и чем дольше - тем более необратимо. Неизлечимо.
На мой взгляд, это похуже всех экономических бедствий, да и тесно переплетается с обоснованным страхом нищеты, безысходности.
К середине лета, если ничего не изменится - а похоже, что не изменится - с человечеством случится массовая психическая мутация, ведущая к самоуничтожению, самоистреблению.
Ведь человек, нормальный человек - существо общественное, но именно это рубится под корень, уничтожается со страшной силой.
Вот о чем надо думать, хотя я, честно говоря, не понимаю, как это бедствие предотвратить