April 10th, 2020

Шевченко

Анатолий Мокренко

Предыдущий повтор

Анатолий Юрьевич Мокренко. Украинский баритон. Скончался 24 марта сего года.
Я его помню по давним гастролям Киевского оперного театра имени Шевченко, когда он участвовал в яркой и запоминающейся постановке Гугенотов Мейербера (на украинском языке, но это не сильно мешало).
Оперный певец, он пел очень много и на эстраде, и таких записей намного больше
Collapse )
Легкая музыка
Мгновения классики
Репин

Моя галерея. Александр Лактионов

Предыдущий герой

Александр Иванович Лактионов. Советский художник. Прежде всего именно художник. Писал и портреты, и отличные жанровые картины, и Ленина со Сталиным, и всяких старых большевиков, куда ж деваться, да какая разница. Он всегда оставался художником.
Тут о нем рассказано, и кое-что показано.
Тут некоторые его работы
Collapse )
Ироничное

Советские мультфильмы. Палка-выручалка

Предыдущий мультфильм
Советский рисованный мультипликационный фильм, снятый в 1956 году по албанской (!) сказке.

Сценарий Раисы Борисовой
литературная обработка Николая Эрдмана
режиссёры Валентина и Зинаида Брумберг
художники-постановщики Лев Мильчин, Лана Азарх
композитор Тиш Даия
оператор Елена Петрова
звукооператор Николай Прилуцкий
художники-мультипликаторы: Борис Бутаков, Фаина Епифанова, Елизавета Комова, Валентин Лалаянц, С. Степанов, Рената Миренкова, Мария Мотрук, Игорь Подгорский, Лев Попов, Константин Чикин, Николай Фёдоров
консультант Ставри Рафаэль
В ролях
Мараш — Валентина Сперантова
Старик — Эраст Гарин
Бей — Лев Свердлин

Collapse )
затяжка

Мой ретро-фотовернисаж. Грустное воспоминание

Предыдущие фотографии
Юра Гиренко. Летом будет три года со дня его ухода.
В последние годы жизни (как же ужасно это звучит!) он жил в Ростове. К нам в Москву приезжал не чаще одного раза в год. Он не любил Москву, и в этом я его очень хорошо понимаю. Но без него было грустно, хотя, конечно, всегда можно было позвонить или виртуально пообщаться, но это не то!
Когда же он приезжал, было радостно. Мы слетались в один из столичных кабаков, где выпивали, закусывали, разговаривали, а иногда даже пели.
Никто тогда представить не мог, как грустно будет совсем без Юры.
Вот одна из таких встреч, в Пильзнере на Тверской.
Collapse )
В венке

Посты сквозь годы. Мои жалкие попытки рифмовать

Предыдущий пост сквозь годы
Это никому не нужно и не интересно. Но я тут хочу сохранить на память, чтобы потом легче было найти.
Между прочим, хотя я у меня нет никаких иллюзий относительно моих рифмованных поделок, первое стихотворение получилось более-менее удачным, я считаю. Просто количество в какой-то мере перешло в качество, частично, не такое уж высокое качество, но хоть что-то.
Второе стихотворение - полное говно. Но оно передаёт моё настроение той поры. Так что тоже нехай будет.
Вот
Collapse )
Вот
В куртке

Моё завещание. Глава 4. ГИТИС. Педагоги

Третья глава

Горжусь тем, что написал мне Алексей Вадимович Бартошевич. Однако увы... Его коллегой я так и не стал.
И начну с других преподавателей.

Инквизитор и диссидент

Самое время перейти к тем педагогам, которые учили нас так называемым "общественным" наукам, то есть, псевдонаукам, хотя это можно сказать не обо всем.
Например, жилистый, матерый и маститый инквизитор Андрей Иванович Гусев читал историю философии. Вполне научный предмет. Читал интересно, между прочим, и с глубоким пониманием. По-моему, рассказывая о Фоме Аквинском или Канте-Гегеле, старик отдыхал от марксистско-ленинской хрени, которую вынужден был впаривать нам на лекциях по Диамату, хотя и там было немало дельного.
Гусев был человек умный, прожженный, всё прекрасно понимал, но добросовестно отрабатывал положенное, как и раньше, в сталинское время, отрабатывал в Главреперткоме, а если бы поручили - отработал бы в лагерях.
Был ли Андрей Иванович сталинистом? Не думаю. Он слишком был умен для такого примитивного подхода. Просто выполнял свои обязанности идеологического цербера, причем нюхом чуял вражину.
Collapse )
Необязательные мемуары