August 11th, 2018

Сигара

Айя Кукуле

Предыдущий повтор

Латвийская певица, украшавшая в 80-е годы ХХ века советскую эстраду. Очень привлекательная женщина, и поет симпатично. Высока была культура советской прибалтийской эстрады. Еще бы - великий Раймонд Паулс обеспечивал


Collapse )
Франклин

Timecode. Тайм-код


Режиссер Майк Фиггис. Фильм экспериментальный до посинения, но что-то в нем есть. Хотя смотреть дьявольски сложно, когда действие происходит сразу на четырех экранах, то есть на четырех секторах одного экрана, симультанно - то есть, одновременно.
Фильм очень американский. Да еще и голливудский по духу, так как это кино про кино, со страстями продюсерскими, режиссерскими, актерскими, плюс непременное лесбиянство (хорошо хоть педиков нет!).
Актероов-актрис я не знаю, за исключением Селмы Хайек, ее героиня - целеустремленная красотка, мечтающая сделать карьеру в кино любым бисексуальным способом, и как только это ей удается, ее ревнивая лесби-партнерша вмешивается и всё ломает. Понятно, что только в США так свободно кто попало может применять огнестрельное оружие. Странно, что они еще все друг дрпуга не перестреляли.
В общем, какая-то фигня, но посмотреть можно
Collapse )
основной

Москва монастырская. На Никольской


Да, в самом центре, в двух шагах от Кремля, на Никольской улице (бывшей скольких-то лет Октября) есть монастырь - действующий и ставропигиальный. Не хухры-мухры! Заиконоспасский монастырь.
Натыкаешься на него неожиданно.
Дальше
Collapse )
На скамеечке

Мой ретро-фотовернисаж. Вдоль по улице с мыльницей

Предыдущие фотографии
Всего лишь по одной улице прошел, по Остоженке. Как сейчас помню, ходил за путевкой в Санкт-Петербург в турагенство, что расположено насупротив ХХС.
Шел и насвистывал дырочкой в левом бокуфотографировал. Кстати, своих оценок зданий не меняю, с теми, кто тогда возражал, продолжаю быть не согласен.
Вот что получилось
Collapse )
Чехов

Влас Дорошевич


Хотите верьте, хотите нет, никогда раньше не читал Власа Дорошевича. Вообще. И вот купил за 50 рублей книгу в букинистическом магазине на Старом Арбате (с дарственной надписью некой "подруге Люды" от неведомой "Светы" - аж 1967 года!) и проглотил взахлёб, запоем.
Как я понял, Дорошевич был выдающийся журналист, репортер, фельетонист, очеркист (слова такого он не знал), выросший до уровня писателя. Это часто случается, тот же Чехов в какой-то мере прошел тот же путь, только быстрее.
С Чеховым его роднит еще и то, что Дорошевич тоже съездил на Сахалин и написал серию очерков. Их стоило бы почитать тем, кто восхищается дореволюционной Российской империей, а в стране чуть ли не до 1917 года официально сохранялись телесные наказания, например. Сахалинские тюрьмы были ненамного лучше будущего ГУЛАГа, что не оправдывает ни тех, ни других.
Дорошевич писал много о безобразиях, несправедливостях, полицейском беспределе (за что его похваливают в советском послесловии), но с одной маленькой поправкой: ему не раз удавалось добиться оправдания несправедливо осужденных. В СССР это было в принципе невозможно, если речь шла об определенных статьях (с жуликами, бандитами - порой удавалось, но тут уж смешно говорить о справедливости). И когда советский аффтар послесловия с восторгом рассказывает, как Дорошевич боролся за отмену неправедных приговоров и добивался успеха, он то ли сам не понимает, как разоблачает советскую действительность, то ли понимает и, усмехаясь, показывает фигу в кармане. Ну и ладно, это всё уже не так интересно.

Еще
Collapse )
затяжка

Автонекролог

Самое время написать.

Прожил недолго, хотя и не так уж мало.
Работал журналистом, кроме того - рабочим сцены. Ни там, ни где-либо еще ни разу не совершил ни одного проступка или дисциплинарной ошибки. Не штрафовался, не наказывался. Бывало, что награждался, но подробности неинтересны.
Бывало, что вредил сам себе. Но это уже в журналистскую эру.
В общем, по работе я ни разу в жизни никого не подвёл. Ни в профессиональном, ни в личном смысле. Меня подводили неоднократно, но это тоже не имеет значения.

В личной жизни был грешен. Но постарался исправить всё, что совершил. Как мог. Чувствам не прикажешь. Да об этом я уже всё написал

Collapse )

Всё равно. могу спокойно покидать этот свет. Поскорее бы. Денег нет и не будет. Работы нет - из-за чего нет и денег.
Тут я какое-то время еще потрепыхаюсь, подчиняясь силе инерции. И всё, хватит, пора