Николай Троицкий (nicolaitroitsky) wrote,
Николай Троицкий
nicolaitroitsky

Category:

Глава 9. ГИТР. Первая часть

Предыдущая глава
Недостающая глава

Это журналисты, первый курс, которым я преподавал... Впрочем, обо всём по порядку.
ГИТР - это старая аббревиатура (Гуманитарный институт телевидения и радио), ставшая брендом, но он официально называется Институт кино и телевидения. Факультеты - журналистсий плюс небольшое отделение драматургов, то есть сценаристов, режиссерский, операторский и еще какие-то, всё можно узнать из сайта gitr.ru
Вуз частный, коммерческий. Студенты за обучение платят приличные деньги. Сколько точно, уже не помню, но далеко не всем это по карману, да для меня это не имело значения, я там был скромным почасовиком, причем без степени, так что получал копейки, да и не ради денег я туда пошел поработать, тем более, что в тот период у меня была и основная работа с более-менее приличной зарплатой, а в институте я появлялся два раза в неделю, ну и плюс экзамены, конечно, но об этом потом.
Дальше

Добрый следователь

Попал я в ГИТР по протекции, мой друг и коллега, тоже почасовик, меня рекомендовал руководству. Сперва, весной 2017 года, мы провели несколько занятий с коллегой вдвоем.
Получилось весьма занятно. Он был не в настроении, хмурился, ругал студентов, да что там ругал, прямо, можно сказать, вызверился на них, объяснял им, что они ничего не знают и не понимают, и мне поневоле пришлось включить "доброго следователя". Напрашивался "констрастный душ". В противном случае наш "парный конферанс" не имел смысла. Ну и студентам, в том числе отдельным студенткам я понравился, не буду скромничать.
Ну а следующий учебный год 2017-18 года я вёл занятия в одиночку, причем не только у журналистов и сценаристов, коих всех вместе было меньше тридцати, но и у режиссеров, которых насчитывалось не меньше 80, в связи с чем им выделялась огромная аудитория (журналистам - обычная, размером со школьный класс), а я вынужден был говорить в микрофон. "Как какой-нибудь Киркоров" - сообщил я аудитории, добавив, что петь я не умею. Ребята и девчата отвечали смехом.

В зубах навязло

Тут надо отметить одно деликатное обстоятельство. У меня были плохи дела с зубами, точнее почти без оных. Это мешало нормально вести занятия. Шамкать я не шамкал, но беззубый преподаватель - это нонсенс. Чтобы сделать зубы, требовались деньги, которых у меня не было. В результате ГИТР выделил мне определенную сумму, не в подарок, конечно, а в кредит, благодаря которой я летом, накануне учебного года, благополучно решил проблему. Вот только долг этот я до сих пор полностью не вернул. Что, скорее всего, стало одной из причин того, что мой первый учебный год в институте оказался последним. Хотя прямо мне никто этого не говорит, да даже из бухгалтерии перестали звонить. Теоретически я мог бы вернуть всю выделенную мне сумму в течение того учебного года, но пришлось бы ежемесячно отдавать практически всё, что они мне платили. Теперь, задним числом, я прихожу к выводу, что та и надо было поступить, но задним числом мы все очень умные.
Да и не единственная то была причина моего расставания с институтом - по их инициативе. Но и об этом позже.

Еще раз журналисты

Что же именно и конкретно я преподавал? На этот вопрос не так просто ответить. Жаль, я не записал, потому что напрочь забыл аббревиатуру, которой назывался мой "цикл лекций", если его можно так назвать. Попросту говоря, я учил студентов писать информационные заметки, новости. В том числе и режиссеров, которые справедливо спрашивали, на кой ляд им это надо? Я, конечно, мог просто сказать: не вашего ума дело, так надо, потому что так решило начальство. Но я продолжал линию "доброго следователя" и обяъяснил режиссерам, что в их профессии надо непременно уметь словесно обосновать любой замысел, проект, предложение. Надо уметь грамотно изъясняться, в том числе письменно, а лучшей школы, чем сочинение новостных заметок, не бывает.
Меня услышали и поняли. Режиссеры оказались гораздо более продвинутыми и развитыми, чем студенты-журналисты, с ними было намного интереснее.
На этом я завершу первую часть\ и выложу два своих поста 2017 года, посвященных этой теме. Там многое было сказано, не вижу смысла писать по нвой.

А вот режиссеры

"Здесь лучшие. За прошедший учебный год они многому научились. Жаль с ними расставаться, но что поделаешь... Мне их будет не хватать. Как мне будет не хватать преподавания. Но, видимо, с ним покончено. К сожалению". 11 мая. 2018 год.

Племя младое, незнакомое
31 мая 2017 года

Недавно я пару месяцев читал лекции или давал мастер-классы или хрен знает, как это называется, в одном высшем учебном заведении, на журналистском факультете.
Что и как я там делал, неважно. Но я присмотрелся, так сказать, к современной молодежи. Да, к более-менее продвинутой ее части, к студентам, причем коммерческого вуза, платящих деньги за свое обучение (хотя на самом деле, платят не они, а их родители, что подразумевает определенный материальный уровень).

Так вот, меня пугали и предупреждали: они ничего не читают, не знают, да и знать не хотят.
Но эти страхи оказались сильно преувеличенными.
Безусловно, не всё они знают из того, что мы знали - то есть, мои однокурсники хотя бы. Кто-то не знает Олега Табакова, кто-то Штирлица, да и то лишь некоторые. А больше таких зияющих провалов я у них не обнаружил. "Наполеон с Гитлером" ни у кого из них не воюет, знают, кто такие были Ленин и Хрущев, тем более про Великую Отечественную войну, так как половина участвовала в "Бессмертном полке", например (очень полезное мероприятие!).

Читают все, некоторые даже сами пишут стихи, а одна девушка издает книжки, уже издала целых две, о русской поэзии она имеет представление.
В основном, знают, кто такой Евгений Евтушенко. Одна студентка даже прочитала наизусть не самое известное его стихотворение - Цветы лучше пуль.
Ходят в библиотеки, читают и по программе, и помимо нее.
Трезво и рационально относятся к современным СМИ, самым разным, и к бумажным газетам-журналам, и к телевидению, и даже к радио, а отнюдь не живут только одним интернетом.
Более того: они в этом пункте оказались консервативнее меня, потому что я отрицаю и бумажную прессу, и телевизор, но студенты со мной не соглашались.
В то же время, после того, как они приняли участие в попытке реанимировать передачу "Вокруг смеха" (сидели массовкой в студии), дружно поставили диагноз: "мертворожденное".
При этом их знакомство с телевидением вовсе не сводится к Малахову и тупым сериалам, которые они, кстати, не очень смотрят., а как правило, краем глаза и за компанию с родителями, да и то далеко не все.

НЕ аполитичны. Но к Навальному относятся с иронией. Политику Путина одобряют, хотя не всю и не всегда, им не нравится чрезмерная грубость полиции при разгоне некоторых уличных манифестаций, хотя и прока в этих манифестациях они не видят.
В общем, это потерянные люди для либерал-большевистской оппозиции. Ребятам и девчатам (коих подавляющее большинство) просто некогда заниматься суетой и хренью. Они учатся и хотят нормально работать. Совершенно не страдают от якобы собственной ненужности, при этом прекрасно понимают, что рассчитывать можно и нужно только на себя (и своих родных и блихких). Нормальная деловая молодежь времен специфического капитализма. Советская власть для них - понятие историческое, с большим интересом выслушивали мои рассказы об отдельных аспектах бытия в СССР, ни секунды не проявляя тоски или ностальгии.

Несколько студенток приехали учиться в Москву из Крыма. Их я расспрашивал отдельно, но они ничего сенсационного мне не сообщили. Да, жизнь тяжелая, зимой приходилось сидеть без электричества, цены высокие, зарплаты на прежнем уровне, но категорически не хотят обратно на Украину. Это отрезанный ломоть, историческое прошлое, как и советская власть, точно так же назад дороги нет.
Между прочим, все подтвердили, что украинцы несмотря ни на что проникают, пробираются на отдых в Крым, при этом всячески поносят киевских правителей, которые пытаются не пущать в Крым тех, кем они правят.
НО!!! Работать после окончания учебы студенты хотят в Москве, в Крым обратно их не тянет. Впрочем, это касается абсолютно всех выходцев с любой российской периферии. И всегда так было, за редчайшими исключениями.

Веха. Экзамены никогда не кончаются
14 декабря 2017 года

Вчера впервые в жизни не просто читал лекции или даже ставил оценки, а - ставил их в зачетки студентам. То есть, был мой первый полноценный экзамен. По преподавательскую сторону "баррикад".
Среди оценок было совсем немного "отлично" то есть пятерки (как я сказал ребятам, для пятерки надо меня чем-то удивить), но и не так много "удовлетворительно" то есть троек, как я ожидал.
Больше всего было четверок то есть "хорошо".
И вот почему.

Не знаю, не до конца понимаю, как и отчего это случилось, но за прошедшие четыре месяца большинство студентов действительно научились писать заметки, поняли основные принципы, правила, овладели "матчастью", стали формулировать лучше, четче, толковее. И по форме, и по содержанию.
Причем это были даже не журналисты (у них будет экзамен 26 декабря), а режиссеры, у которых журналистика - не профильный предмет. Но им тоже надо уметь складывать слова, сочинять внятные тексты. И в конце концов, раз руководство ГИТР считает, что режиссерам нужна журналистика, значит, нужна. И точка. Экзамены серьезные, у некоторых будут переэкзаминовки, всё по-взрослому.

И если в начале сентября только редкие единицы понимали, что от них требуется, и более-менее грамотно составляли информационные заметки, то теперь, к середине декабря, ремеслом в целом овладели две трети или три четверти, а то и чуть больше.
Я никому не натягивал четверку! Ни одному! С тройками - "удовлетворительно" - было дело, некоторых пожалел, каюсь, грешен. А все оценки "хорошо" - объективно и по делу.
Сам удивляюсь, что так произошло. Ни в коей мере не рассчитывал. Но что есть, то есть

Необязательные мемуары
Tags: школа
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments