Николай Троицкий (nicolaitroitsky) wrote,
Николай Троицкий
nicolaitroitsky

Categories:

Life Story. Лена Дикун


Мы с Леной столько лет дружили, что я должен, обязан написать про нее отдельно, не ограничиваясь главой в Необязательных мемуарах и одной короткой записью, когда меня как обухом по голове огрела новость о ее кончине. Вот уж от кого я такого удара не ожидал... Но, оказывается, Лена тяжело болела, долго боролась с раком, не афишируя этого, так что знали о том лишь ее самые близкие, а для нас это стало громом среди ясного неба.
Теперь по порядку.

Друг и товарищ

Мы познакомились с Леной в 1986 году, когда я пришел работать в "Неделю", в отдел литературы и искусства, а она была сотрудницей отдела, который я не помню как назывался (Науки, медицины и чего-то еще?), где главным редактором был Александр Евсеевич Коган, выдающийся журналист своего времени. Тематика того отдела была широка и разнообразна, впоследствии ее стали определять словом "Общество". Лена, если я правильно помню, вела медицинскую тематику, но не замыкалась в совсем уж узких рамках. Коган к ней относился очень хорошо, впоследствии был дорогим гостем у нее на свадьбе.
А мы с Леной быстро подружились. Было ли что-то, помимо дружбы? Может быть, в самом начале и было что-то большее с моей стороны, все-таки девушка молодая, симпатичная (ни одно фото не передаёт ее очарования), но спустя не слишком долгое время мы гуляли на свадьбах друг друга, а тем временем наша дружба сохранялась и крепла. Мы в самом деле опровергали народную "мудрость", будто молодой человек не может дружить с девушкой, или знаменитую циничную формулу Астрова из пьесы Чехова "дядя Ваня": "женщина - сначала любовница, а уж потом друг". Нет, ничего подобного, мы с Леной именно дружили, и дружба наша была бескорыстной.
Личная жизнь Лены затем сложилась непросто, брак распался довольно быстро, они с мужем, которого я хорошо помню, не сошлись характерами, и я знаю, почему, но подробности никому не интересны.
Дальше

Путь в пул

К 1990 году мы оба ощутили исчерпанность нашей работы в "Неделе", я порекомендовал Лене перейти в еженедельник "Мегаполис-Экспресс" первой инкарнации, общественно-политический, и ее взяли аккурат в отдел под названием "Общество". Моей заслуги не было никакой, я только сообщил ей адрес, дальше Лена действовала самостоятельно, в новый еженедельник брали чуть ли не всех желающих, в нём возможностей было больше, да и зарплата в несколько раз больше, чем в "Неделе".
Но я хочу заметить, что до 1993 года Лена не имела ни малейшего отношения к политической теме, даже близко не подходила и не интересовалась.
Метаморфоза и смена амплуа произошла под влиянием Егора Владимировича Яковлева, еще одного знаменитого журналиста, но уже не только своего времени. В конце 1992 - или начале 1993 года глава Госкомимущества Анатолий Чубайс одним росчерком пера подарил Егору Яковлеву комплекс зданий, ранее принадлежавших Гостелерадио, чтобы тот создал своё издательство и стал выпускать свою газету. При всём моём безусловном уважении к Егору Владимировичу, операция эта не соответствовала законам РФ. Просто Ельцин через Чубайса широким царско-партийным жестом, в "лучших" советских традициях, давал "отступного" Яковлеву, которого уволил из руководителей ГТРК Останкино.
Случился скандал, причем против этого царского жеста выступила отнюдь не только "красно-коричневая" оппозиция, но скандал быстро замяли. Однако Егор уже оказался в центре внимания, "ньюсмейкером", героем дня, а то и недели, у него надо было срочно брать интервью, и отправили Лену, которая перед тем взяла несколько хороших интервью у vip-персон. Она и на этот раз отлично справилась, да так удачно, что вскоре в "Общей газете" Егора Яковлева оказалась не только она сама, но и целая группа ее коллег, включая меня. И, например, Аню Политковскую, которая в те поры не имела ни малейшего отношения ни к Чечне, ни к правозащите, но - сейчас не об этом, как выражается персонаж Буркова в "Иронии судьбы".
А о том, что в "Общей газете" Лена Дикун оказалась в отделе политики, куда и я перешел.

Лена стала мастером интервью с политиками. Произошло это по многим причинам, в том числе - но не прежде всего! - потому, что молодой симпатичной девушке, которая хлопает глазками и изображает из себя наивную простушку, почти дурочку, намного проще вытащить из какого-нибудь чиновника, депутата, да просто из матерого мужика разные признания и откровения. Интервьюируемый неизбежно расслабляется, норовит покрасоваться, сообщить эффектные новости и подробности и так далее.
Когда Лена в "Общей газете" начинала свою карьеру в политической журналистике, она мало что знала об этой сфере. Поэтому перед каждым следующим ее интервью в нашем отделе проходил мощный сеанс мозгового штурма: в первую очередь редактор отдела Анатолий Костюков, но и я, и другие коллеги рассказывали Лене о том человеке, с которым ей предстояло встречаться, за какое место его удобнее зацепить, о чем лучше спросить, а какие темы не стоит затрагивать. Результат обычно превосходил все ожидания.
Лена всё быстро и четко схватывала, вскоре научилась всем премудростям ремесла и вышла на самостоятельную орбиту, да так и двигалась по ней: попала в пул, то есть группу журналистов, сопровождающих президента. Сперва Ельцина, затем Путина. Это была высшая точка, достигнутая Леной в сфере журналистики.
Наверняка значительную роль в ее приглашении в президентский пул сыграло блестящее и во многом сенсационное (на тот момент) интервью с главным кремлевским хозяйственником при Ельцине Пал Палычем Бородиным. Проявленный Леной интерес к его работе - неважно, искренний или умело разыгранный - покорил душу этого колоритного деятеля. Он устроил журналистке увлекательную экскурсию по Кремлю, провел в самые заповедные места, в том числе в кабинет президента... Жаль только, что вместе с Леной не было фотографа, а мыльницы, с которыми легко может обращаться даже ребенок, тогда еще то ли не были изобретены, то ли не добрались до нашей страны.

Profession de foi

Спустя некоторое время наши с Леной пути разошлись. Я ушел из "Общей газеты", поругавшись с Егором Яковлевым (кстати, до того Лена тоже с ним поругалась и ушла, но через пару недель вернулась). Когда же ОГ приказала долго жить, она осталась в политическом поле, работала в СПС и Открытой России.
В 2005 году мы синхронно оказались безработными, а затем так же синхронно нашли работу. Она стала советником по пиару экс-премьера Михаила Касьянова, меня взяли в отдел политики "Независимой газеты", и тут уже я попал в своеобразный пул, сопровождавший бывшего главу правительства в его поездках по стране. Ну а затем так получилось, что общение между нами прекратилось. Не резко, постепенно, без каких-либо конфликтов, но когда пришла скорбная весть, я даже не знал, где Лена работает, чем занимается, как живёт. Узнал уже задним числом.
Перед тем, правда, несколько раз читал в ее аккаунте в фейсбуке фрагменты воспоминаний о том периоде, когда работала в Союзе правых сил.
Воспоминания очень интересные, яркие и объективные. В них Лена рассказывала всё, как было, насколько мне известно (а известно мне многое, мы же в одних и тех же кругах вращались), и показывала даже тех, кому симпатизировала (покойному Борису Немцову, например) не приукрашенными, не зализанными, а такими, какими они были в самом деле, со слабостями, грехами и ошибками. Её воспоминаниям всецело можно доверять.
Вот как крепко держалась школа "Общей газеты"!
Ну и чтобы завершить тему, два слова о политических взглядах и позициях Лены. Сами ее места работы как бы наводят на определенные представления об ее политической линии. Но эти впечатления обманчивы. Лена сама мне рассказывала, что готова была пойти работать, например, в "Единую Россию", в пресс-службу или заняться пиаром. Но перед ней поставили условие немедленно вступить в партию, а вот это было для нее неприемлемо. Она никогда не была членом СПС или других партий, в которых работала. И уж точно она не было примитивно "белоленточной", слепоглухонемой фанаткой очередного вожачка типа какого-нибудь Навального.
Жаль, конечно, что Лена ушла из журналистики. Она очень четко и грамотно умела отделять эмоции от информации, была стопроцентным профессионалом. Вот только профессионализм давно уже почти никому не нужен, хоть в СМИ, хоть в агитпропе...

В октябре прошлого года со смертью Лены умерла еще одна частица меня.
Увы, Царствие ей Небесное и светлая память.

Немного иллюстраций
С Егором Яковлевым

С Борисом Немцовым

С Евгением Примаковым

На фоне моря


Необязательные мемуары
Tags: история, коллеги, память
Subscribe

Posts from This Journal “коллеги” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments