Николай Троицкий (nicolaitroitsky) wrote,
Николай Троицкий
nicolaitroitsky

Юбилейный год. Про Лукича

Большая статья про В.И. Ленина, написанная мной со всем уважением к этой исторической фигуре, но, естественно, без пиетета. Я не вхожу всекту ленинистов и не поклоняюсь этому кумиру. И никакому другому тоже, и никому не советую поклоняться. Впрочем, это ваше личное дело.

У этой статьи есть небольшая предыстория. Мне ее заказал, а точнее я убедил ее мне заказать один солидный журнал, который, увы, приказал долго жить, и я называть его не буду, чтобы зря не тревожить память. Публикация не состоялась по естественным причинам, хотя мне даже выплатили гонорар.
Но мне жаль, что пропадет этот текст, вот я и решил его здесь выложить. Кагбэ "опубликовать". Сразу скажу, что эта статья написана мною на основе двух моих же статей, ранее опубликованных насайте РИА Новости.
Получился многобукв - предупреждаю! Не всякий осилит. Нынче ведь люди читать разучились.
Ну и вот

ЛЕНИН И ТЕПЕРЬ ЖИВЕЕ ВСЕХ ЖИВЫХ?

2017 год - юбилейный. Сто лет назад произошла Великая Русская революция, неузнаваемо изменившая облик нашей страны.
Одним из главных героев той революции был Владимир Ильич Ульянов, вошедший в историю под своим поздним псевдонимом Ленин. Первый председатель Совета Народных комиссаров - советского революционного правительства.

Миф и судьба

В дальнейшем Ульянова-Ленина - как он сам предпочитал представляться - обожествляли, называли "вождем и учителем", "вождем мирового пролетариата", ниспровергали, пытались вычеркнуть из истории. И превратили в мифологическую фигуру.
Между тем, реальная судьба уроженца города Симбирска, потомственного дворянина (благодаря заслугам отца) Владимира Ульянова гораздо интереснее, чем легенда о нем. Его личность не вмещается ни в какие мифы.
Наши соотечественники помнят знаменитую фразу Карла Маркса "До сих пор философы лишь различным образом объясняли мир, но наша задача - изменить его". Так вот, многие, да практически все революционеры мечтали изменить мир, но мало кому это удавалось.
Ленин смог. Он объявил себя учеником Карла Маркса и сумел сотворить чудо, совершить невозможное. Умудрился найти точку опоры и перевернуть планету, двинуть ход истории в другую сторону. Не совсем туда, куда он сам первоначально хотел. Но у него получился толчок невероятной силы.
Более того, Владимир Ленин осуществил свой безумный, казавшийся утопическим проект в заведомо неблагоприятных условиях. У него не было собственных вооруженных сил, его партия представляла собой узкий круг маргиналов, страшно далеких от народа. "Орден меченосцев", как он сам называл свою крохотную организацию - РСДРП (б), то есть Российскую социал-демократическую рабочую партию (большевики), затерянную на необъятных просторах России.
Но этого ему хватило не только для разрушения старого государства - в чем у него было много добровольных помощников, но и для построения на месте руин государства нового.

Цепь беспрерывных поражений

Строго говоря, Ленин достиг высшей власти вопреки всякой логике. Вся его биография до 25 октября 1917 года (7 ноября по новому стилю) - это цепь почти беспрерывных поражений.
Его исключили из Казанского университета фактически ни за что: он всего лишь молча присутствовал на студенческой акции протеста. Но для брата Александра Ульянова, незадолго до того повешенного террориста-неудачника, этого было достаточно.
Впрочем, затем он сдал экстерном экзамены за курс юридического факультета Императорского Санкт-Петербургского университета и приобрел профессию юриста, поработал присяжным поверенным.
Да и вообще, царская охранка, хотя и неоднократно отправляла будущего революционера в ссылки, в целом создавала ему намного меньше помех, чем товарищи по партии. Ленина так и не избрали единоличным лидером РСДРП, хотя он очень этого хотел и добивался. Его авторитет вплоть до 1917 года не признавали, он переругался практически со всеми видными социал-демократами.
В процессе политической борьбы Владимир Ульянов отколол от партии группу, которой присвоил громкое название "большевики", хотя почти на всех съездах она оставалась в меньшинстве.
Так и того мало! Даже среди соратников-большевиков Ленин то и дело оказывался в одиночестве, его идеи и инициативы не принимали ближайшие сподвижники. Дело дошло до того, что осенью 1917 года он готов был действовать в обход ЦК собственной партии, поднимать вооруженное восстание силами немногочисленных, но преданных отрядов. Так сказать, "опираясь на массы", потому что члены ЦК большевиков просто-напросто испугались.
"Засидевшись без дела в Швейцарии и уже отчаявшись увидеть революцию вживую (Ленин пропустил и 1905 год, и Февраль 17-го), вождь теперь бурлил. В отличие от других, он готов был делать переворот любыми средствами и силами. В крайнем случае, даже без собственной партии", - пишет об этом роковом моменте русской истории публицист и историк, политический обозреватель РИА Новости Петр Романов.
Именно таков был Ульянов-Ленин без "хрестоматийного глянца". Да и нет ничего в этой истории уничижающего образ Владимира Ильича. Вождь был и сильнее, и умнее, и дальновиднее, и, наконец, решительнее своей революционной партии. И в конечной счете всегда умел навязать колеблющимся и сомневающимся свою несгибаемую волю.

Воля и гибкость

Но не будем забегать вперед.
За десять лет до фатального Семнадцатого года, после сокрушительного провала революции 1905 года, которая застала его врасплох, как впоследствии и февральский этап победоносной революции, Ленин попал в ситуацию полной безысходности и безнадеги, на какое-то время остался без средств и - главное - без малейшей надежды на успех своего дела.
Многие подпольщики-революционеры в таком положении отчаивались, спивались, а то и вовсе кончали с собой. Но Ленин никогда не сдавался и не унывал. Сквозь все препоны, несчастья и поражения его вела - и привела - к победе целеустремленность, пламенная энергия и железная бронебойная воля. И наряду с ней - удивительная тактическая гибкость. Редкое сочетание!
На самом деле, Ленин весь соткан из тех самых "кричащих противоречий", о которых он писал в своей статье о Льве Толстом "как зеркале русской революции".
В политике Ленин был беспримерный, как сегодня сказали бы - безбашенный - авантюрист, постоянно изобретал планы фантастических, невероятных операций.
В марте 1917-го, стремясь пробраться на родину, он всерьез собирался принять чужой облик и даже писал своему товарищу Вячеславу Карпинскому: "Возьмите на свое имя бумаги на проезд во Францию и Англию и я проеду по ним через Англию (и Голландию) в Россию. Я могу одеть парик. Фотография будет снята с меня уже в парике, и в консульство я явлюсь с вашими бумагами уже в парике".
Потом, правда, нашелся менее театральный способ вернуться домой в немецком пломбированном вагоне, что тоже принесло ему впоследствии немало неприятностей вплоть до репутации "германского шпиона".
Этот миф, созданный врагами большевиков и по сей день живучий, не нуждается в опровержениях. Ленин никогда не "работал" на посторонних и никаких обязательств никому не давал. Он отстаивал только свои цели и интересы. Ради чего мог при необходимости без всякой сентиментальности использовать хоть германский Генштаб, хоть черта лысого.
Безусловно, в 1917 году немцам было выгодно дать возможность кучке большевиков добраться до России. Так создавалось больше шансов вывести из войны могущественного противника. Чем и сумел воспользоваться Ленин. Политика - дело циничное. А о морали чаще всего вспоминают безнадежно проигравшие политические деятели, чем и занялись после поражения в 1917 году Керенский, Милюков и прочие.

Твердокаменный авантюрист

Ленин восторжествовал вместе со своими большевиками, и его ничуть не смущали инсинуации "лузеров", если выражаться современным языком.
Тем более, вождь РСДРП (б) никогда не смущался самыми диковинными комбинациями.
Например, в июне 1905 года, точно так же оказавшись в Швейцарии, вдали от революционных событий на родине, Ленин узнал о мятеже на броненосце "Потемкин". Томясь вынужденным бездействием, он немедленно приказал своему соратнику Михаилу Васильеву срочно мчаться на Черное море и проникнуть на мятежный корабль. Затем последовали дальнейшие инструкции: "Необходимо сделать все, чтобы захватить в наши руки остальной флот. Я уверен, что большинство судов примкнут к "Потемкину". Нужно только действовать решительно, смело и быстро.
Тогда немедленно посылайте за мной миноносец. Я выеду в Румынию».
Казалось бы, невероятный прожект, который Васильев описывал в своих воспоминаниях, вышедших уже в советское время. Вроде бы, даже похоже на приступ легкомысленной хлестаковщины. Но это только на первый взгляд.
Ведь точно так же решительно, смело и быстро был захвачен Петроград в октябре 17-го. Неважно, что революционная ситуация создалась в России без всякого участия нашего героя и его "ордена меченосцев". И не столь существенно, что захватом мостов, телефона и телеграфа, началом штурма Зимнего дворца технически руководил Лев Троцкий, пока Ленин скрывался на конспиративной квартире.
Главное, что перед тем вождь сумел буквально продавить через ЦК решение о вооруженном восстании. Одному лишь Ленину хватило дерзости на столь отчаянный шаг, без его железной воли большевики никогда не взяли бы власть, и уж точно не смогли бы ее удержать.
Событие, которое потом проходили в школах и институтах как Великую Октябрьскую Социалистическую революцию, было классической авантюрой. Однако задумал и исполнил ее особенный авантюрист. Твердокаменный. Да другие и не выживали в горниле подпольной борьбы с царским режимом.

Невероятный захват власти

Когда большевики самым невероятным образом стали правящей партией, они понятия не имели, что делать дальше. Хотя Ленин всегда называл себя учеником Маркса и Энгельса, захват власти он осуществил вопреки всем их заветам.
Строго говоря, из марксизма он взял только инструментарий и терминологию – например, понятие "классовой борьбы". До 25 октября он написал множество статей о будущем политическом устройстве России после победы РСДРП(б), и они сводились к трем тезисам: старое государство должно быть разрушено до основания; на его месте создается фантастическое "государство рабочих и крестьян"; затем все это повторяется во всемирном масштабе.
Убежденный атеист, он самым религиозным образом верил в неизбежность торжества мировой революции.
После октября 1917 года Ленин объявил, что власть переходит к "рабочему классу под руководством революционной партии" и наступает "диктатура пролетариата". Естественно, диктатуру эту осуществляли деятели, бесконечно далекие от пролетариата, и сам пролетариат это вскоре понял, но было уже поздно.
Зато в результате Ленину могут быть благодарны пролетарии всех стран, кроме его собственной. Они добились осуществления своих социальных и экономических требований, заметно повысили благосостояние, и им теперь есть что терять, кроме собственных цепей. В то же время советским рабочим и крестьянам пришлось нелегко в государстве, в котором они якобы "взяли власть в свои руки".
На самом деле власть взял председатель Совнаркома Владимир Ульянов-Ленин. После чего ему еще много раз пришлось продемонстрировать и неслыханную политическую гибкость, и несгибаемость, чтобы не выпустить власть из своих рук.

Поворот все вдруг

Особенно ярким аттракционом неслыханной политической гибкости стал Десятый съезд уже не РСДРП, а РКП - Российской коммунистической партии (большевиков), который проходил в марте 1921 года. На нем был объявлен переход к новой экономической политике - НЭПу.
Организатором этого судьбоносного шоу выступил Владимир Ульянов-Ленин. В считанные дни он осуществил маневр, который в военно-морском флоте называется "поворот все вдруг" - когда все корабли разом резко меняют курс.
К марту 1921 года Гражданская война была уже, в основном, закончена. И так называемое "триумфальное шествие советской власти" завершилось полной победой.
В общем, цели революции были достигнуты. И даже коммунизм построен - правда, только военный, и не для всех. А для кого? Наверное, для бывших угнетенных классов, рабочих и крестьян. Ведь именно от их имени выступало правительство большевиков, которое осуществляло в стране "диктатуру пролетариата".
Непривычно смотрится это словосочетание в кавычках, но если наличие диктатуры сомнению не подвергается, то собственно к пролетариату она отношения не имела. И более того, теряла поддержку тех слоев, на какие, по идее и согласно официальным декларациям, должна была опираться.
По всей России, особенно в Западной Сибири и Тамбовской губернии, вспыхивали крестьянские мятежи. Но это еще было не самое страшное. Крестьян большевики никогда не понимали и не любили, Ленин всегда числил их по разряду "мелкобуржуазного элемента".
Но в феврале 1921 года в Петрограде начались рабочие волнения и даже стачки с требованиями "Хлеба!", а затем в Кронштадте восстала главная опора большевистской революции - моряки Балтийского флота. В такой обстановке и начал работу Десятый съезд.

Чудеса тактики

Новой власти надо было срочно принимать меры для укрепления своего фундамента. И отнюдь не только жесточайшими и самыми беспощадными методами подавлять волнения, восстания и мятежи, что было немедленно предпринято.
В этих условиях Ленин в очередной раз проявил себя как выдающийся политический тактик. Съезд не просто заменил с его подачи продразверстку продналогом и утвердил Новую экономическую политику, вошедшую в нашу историю под знаменитой аббревиатурой НЭП.
Лидер революции и председатель Совнаркома разработал фактически на пустом месте - как обычно! - абсолютно новую программу государственного строительства. Отказался почти от всех лозунгов первых послереволюционных лет. Единственно, от чего не отказался - от сохранения власти РКП(б).
Понятно, что этот резкий, крутой поворот (который, тоже как обычно, одобрили далеко не все соратники Ленина, да, как мы уже знаем, ему было не в новинку переубеждать и усмирять сомневающихся) был обложен, словно ватой, успокоительными словесными прокладками. Оказывается, "военный коммунизм был вынужден войной и разорением. Он не был и не мог быть отвечающей хозяйственным задачам пролетариата политикой". Тот факт, что войну и разорение устроили сами же большевики якобы во имя пролетариата, был вычеркнут и забыт.
Что же касается НЭПа, то в официальных документах всячески подчеркивалось, что это "временное отступление", что все "командные высоты" остаются за партией, еще более укрепившей монополию на власть. Более того, съезд принял предложенную Лениным специальную резолюцию "О единстве партии". В ней указывалось на вред и недопустимость какой бы то ни было фракционности и предписывалось немедленно распустить все фракционные группы.
Этот шаг был логичным: на крутых поворотах надо особенно тщательно контролировать правящий режим и не допускать в нем "разброда и шатаний". Ведь если отбросить шелуху идеологических и пропагандистских наслоений, Ленин практически восстанавливал капитализм, который ранее яростно обличал, всячески уничтожал, стирал с лица российской земли.
От таких зигзагов и пируэтов могла закружиться голова, а то и поехать крыша у менее выдающихся тактиков из партийно-государственного руководства. Далеко не все обладали ленинской гуттаперчевой гибкостью. Вождь прекрасно понимал, что надо железной рукой устранить все возможные завихрения.

Похороны мировой революции

Между прочим, на Десятом съезде произошло еще одно знаменательное событие, о котором нечасто вспоминают. Ленин круто поменял не только внутреннюю, но и внешнюю политику. В советских учебниках это формулировалось таким образом: "В своей речи при открытии съезда и в отчете о политической деятельности ЦК РКП(б) Ленин, характеризуя политику партии в области отношений с капиталистическими странами после окончания войны, развил идею о возможности мирного сосуществования между различными социально-экономическими системами. Он говорил, что "... наше внимание и все наши усилия были направлены на то, чтобы добиться перехода от отношений войны с капиталистическими странами к отношениям мирным и торговым".
Редкий случай, когда официальные чеканные формулировки вполне соответствуют действительности и не нуждаются в поправках. Требуется только один небольшой комментарий: таким образом, была похоронена идея мировой революции, на которой основывали все свои действия и Ленин, и Лев Троцкий, и - вслед за ними - другие видные большевики. И очень многие из них еще долго не были готовы отказаться от первоначальных замыслов.

Креативность вождя

Если же суммировать итоги переломного съезда, то можно сказать, что, в принципе, это был один из первых опытов авторитарной модернизации. Опыт, который, увы, остался незавершенным. Как известно, Ленин говорил, что НЭП - "всерьез и надолго". Едва ли он имел в виду жалкие восемь-десять лет, которые просуществовала новая политика. Впрочем, тут нельзя ничего утверждать. Вождь "мирового пролетариата" вскоре утратил властные рычаги по объективным причинам - по состоянию здоровья. Неизвестно, что он собирался делать дальше...
Сам Ленин предпочитал выражаться максимально туманно и искусно жонглировал терминологией: "Продналог есть одна из форм перехода от своеобразного военного коммунизма, вынужденного крайней нуждой, разорением и войной, к правильному социалистическому продуктообмену. А этот последний, в свою очередь, есть одна из форм перехода от социализма с особенностями, вызванными преобладанием мелкого крестьянства в населении, к коммунизму".
Да все это - ничего не значащие и ни к чему не обязывающие слова. Трудно сказать, какой смысл он вкладывал в эти рассуждения о "переходе от социализма к коммунизму" в неопределенном светлом будущем. Но это не так уж и важно.
Суть реального "ленинского курса" можно обозначить формулой, которую приписывают Наполеону Бонапарту: "Ввяжемся в драку, а там посмотрим". Как прирожденный и классический политический авантюрист, он жил сегодняшним днем, отвечал на вызовы времени.
Ленин всегда умел блестяще и оперативно реагировать на изменившуюся обстановку. Показывать политикам всего мира отличный пример гибкости и - здесь уместно допустить легкий анахронизм и использовать современный термин - креативности.

Гений практики

Подведем итоги.
Владимир Ильич Ленин был, безусловно, гениальный политик, причем не столько теоретик и стратег, сколько гениальный практик. Причем, как известно, за время своей политической биографии, он как практик менял свои представления, действия, методы. В общем, кардинально менял все много раз, даже не подсчитать, раз 10 как минимум. Совершал крутые повороты, сжигал все, чему поклонялся и наоборот.
Потому, что человек он был очень прагматичный, если надо - циничный и жестокий, но при этом очень эффективный. Только он мог совершить абсолютно невероятное - организовать победоносную революцию в Российской империи. В какой-то мере верно утверждение, что власть, что называется, "валялась на земле" в октябре 1917 года. Но для того, чтобы поднять ее и воссоздать на пустом месте государство, нужен был гений.
Он нашелся. И мы его знаем. Опыт его остается бесценным материалом для политиков всех времен и народов. И в этом смысле Ленин действительно живее всех живых.
Tags: Лукич, заметку нопейсал, история
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments