Николай Троицкий (nicolaitroitsky) wrote,
Николай Троицкий
nicolaitroitsky

Театр МОСТ. Поминальная молитва


Я плакал. Ну, не навзрыд, но слеы капали. В театре это у меня бывает редко. Да я еще смотрел не готовый спектакль со зрителями (премьера будет 5 октября), а генеральный прогон, правда, с начала до конца, без перерывов, зато с антрактом.
Это пьеса Григория горина по мотивам "Тевье-молочника" Шолом-Алейхема, что всем известно. Горин - бывший юморист, и в этой пьесе это чувствуется, многовато реприз, рассчитанных на смех зрителей. Так эту пьесу и ставил Марк Захаров - как еврейский водевиль почти без музыки, Евгений Леонов вытягивал свою роль до уровня трагедии, а все остальные персонажи были чисто комические, водевильные, порхали и хохмили, эдакий "Кабачок 13 стульев", только текст более художественный. Так было в Ленкоме.

А вот в театре МОСТ - не так! Никакой водевильности, всё серьезно, хотя, безусловно, с юмором в нужных дозах, ибо только юмор помогает выжить и Тевье, и его односельчанам. Добрый, мягкий, самокритичнычй еврейский юмор - прежде всего у главного героя, Тевье, с его постоянными цитатами из Писания и вечным стремлением рационально осмыслить иррациональное, то есть веру в Бога. Что периодически приводит его к своеобразному богоборчеству. Во всяком случае, Тевье пытается вести с Богом диалог на равных - вот только не совсем ясно, как к этому относится его собеседник.
Столь сложный рисунок роли требует от актера истинной виртуозности - и Евгений Никулин справляется, причем с видимой легкостью (за которой скрывается тяжелая актерская работа, но зрителям это не видно).
Дальше

Никулин отнюдь не пребывает в гордом одиночестве, в постановке задействован целый ансамбль виртуозов, с такой же кажущейся легкостью обитающих в мире трагического и смешного, из чего, собственно, и состоит жизнь человеческая.
Тут и мудрая, ироническая, всё понимающая жена Тевье Голда - Людмила Давыдова, и его сосед-мясник Лейзер-Вольф, сельский богач, который пытается сосватать себе дочку Тевье, но он не хапуга из еврейского анекдота, а несчастный одинокий человек - Юрий Огульник - с его постоянным рефреном "я человек простой". И вечный неудачник, недотепа-шлимазл Менахем Фамиль Велиев, и русский сосед Тевье Степан, любитель выпить, регулярно заглядывающий, чтобы с утра подлечиться водочкой, но в сущности глубоко порядочный человек (Павел Кулябин), и местный урядник (Анатолий Сафронихин), вроде бы солдафон, но видно, как ему противно исполнять всякие антисемитские распоряжения властей, требующих "не препятствовать погрому", а затем приказывающих выселить всех евреев из деревни, согнать с земли, где жили их деды и отцы, где остаются могилы их родных...

У персонажей спектакле никакой однокрасочности! По большому счету, в спектакле нет отрицательных героев, даже урядник по-своему трогателен и симпатичен, просто такая уж у него сволочная работа. Но у всех есть свои слабости. В том числе и у Тевье - который проклинает свою дочь за то, что она полюбила русского, вышла за него замуж и крестилась. На такую "толерантность" этот деревенский философ не способен, однако в финале у него хватает сил помириться с вероотступницей.

У Горина пьеса заканчивалась на комической ноте: все евреи собрали свои пожитки, чтобы ехать неизвестно куда, когда вдруг появляется незадачливый Менахем с мамой, некстати решивший переехать из города в деревню, и все начинают хохотать, ибо больше ничего не остается.
Но режиссер Георгий Долмазян не удовлетворился этим юмористическим финалом, он постарался не то что бы углубить Горина, но отнесся всерьёз к перипетиям героев пьесы, убрать ее некоторую легковесность, вернуть к истокам, к основе, к Шолом-Алейхему.
И после того, как все отсмеялись над Менахемом, на смену комизму идет лирика, появляется Голда, уже покойная, все герои собираются вместе, и звучит та самая заглавная поминальная молитва, жизнь продолжается, а смерть - это тоже часть жизни. И как оно ни грустно, не возникает ощущения мрака и безнадежности.

Но всплакнул я не в финале, а чуть раньше - когда пьяницу Степана просят присматривать за могилкой Годы, он отвечает, что его и просить об этом не надо: "Да разве она мне чужая?!"
И понимаешь, насколько противоестественны придуманные людьми национальные и конфессиональные границы и различия, порождающие хаос и трагедию.

ЗЫ Прошу прощения у актеров, которых я не назвал! Они все превосходны. Всем огромное спасибо, здесь можно прочитать их имена и фамилии.
Tags: прекрасное, театр
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • MASH. Военно-полевой госпиталь

    Режиссер Роберт Олтмен. Название - аббревиатура от Mobile Army Surgical Hospital. Пишут, что это "черная комедия", но я этого не заметил, честно…

  • Песни на стихи Сергея Есенина

    Предыдущий повтор Эти песни у меня были. Но не грех повторить. Вот я и решил. Почему? Просто мне так захотелось Отговорила роща золотая. Музыка…

  • Индира Ганди - 100

    Пять лет назад я уже посвятил ей целый пост. Воспроизведу его без изменений, лишь с небольшой стилистической правкой - самого себя тоже надо…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments